ОБРАЗОВАНИЕ КАЗИКУМУХСКОГО ШАМХАЛЬСТВА
ПРИНЯТИЕ ИСЛАМА

      В конце VIII - нач. IX веков халифы из династии аббасидов сменили в Дагестане местных правителей и взамен поставили угодных им людей. Одарив их соответствующими привилегиями, они объявили их собственниками подвластной территории. В местных исторических хрониках „Тарихи Дагестан", „Гюлистан - Ирам" А.К. Бакихакова, „Асари Дагестан" Гасана Алкадари говорится о назначении в это время правителем Лакии с титулом шамхала-шахбалы потомка дяди пророка Аббаса с резиденцией в Кумухе. В арабских исторических источниках прямых указаний на это не имеется. Однако о попытках арабского полководца Масламы назначить своих представителей в Кумухе говорится определенно. О происхождении титула „шамхал" имеются разные точки зрения. Известные историки Бартольд В. В. и М. А Полиевктов считают, что „шамхал" происходит от имени арабского военачальника Шах-баал ибн Абдуллы, назначенного правителем Дагестана.

      В устной традиционной версии считают, что жители Гумика обратились к арабам с просьбой „о посылке к ким наставленников в новой вере". Тогда арабы будто бы в 778 г. построили мечеть (хиджры), а для управления народом назначили Шах-баалу.

      Во всех местных преданиях происхождение титула „шамхал" в Дагестане связывается с деятельностью Абумуслима или же утверждается, что это имя дано выходцу из рода исламского пророка Мухаммеда.

      В одном из этих преданий говорится о том, что в VII веке Абумуслим „назначил для всей дагестанской страны на должность правителя одного бывшего при нем в этом походе почтенного Аббаса... Этот правитель известен под именем Шамхала и он сын Абдуллы, сына Касима, сына Абдуллы, сына Аббаса... Этому правителю Абумуслим определил Кумух в качестве резиденции".

      По „Тарихи-Дагестан" Шамхал - имя первого ставленника арабов в нагорном Дагестане. Так назван он по имени своего деда родом из селения Хал в Шами (Сирии). Занятию этой должности способствовала и его блистательная родословная. „Согласно родословной он был сын Эмир-хамзы и потомок в восходящей линии Султан-Ахмеда, Хан-Мухамеда Аль-Арабий, Хала Феридуна, Амир-Султана, Алибега, Абдул-Азиза, Ахлаба, Амир-Чупана, Амир-Мухамеда, Гази-Абульфети, Муслима, Абдул-Мелика, Ибрагима, Исхака, Мансура, Касима, Якуба, Омара, Наиба, Сулеймена, божья милость да покоится на нем". В „Дербент-Намэ" имеется иное определение прозвища „шамхал". Здесь рассказывается о том, что Муслим, брат халифа Хашам ибн Абдул-Мелик, военачальник арабских войск в Дагестане, завоевав Кумух, назначил его правителем некоего Шах-бала, сына Абдуллы, сына Аббаса.

      По другому списку того же „Тарихи-Дагестан" Шах-бал, сын Абдуллы, сын Абдул-Муталиба и сын Аббаса. Аббас-Кули Бакиханов в своем сочинении „Гюлистан Ирам" пишет, что Шах-бал был сыном Абдуллы, сына Касима, сына Абдуллы и сына Аббаса. В предании, извлеченном Инкачилау, говорится, что „Шамхал, третий из сыновей Шам-хана, которой вышел из Шама в 153 г. хиджры". Умер Шам-хан спустя несколько лет после 213 г. хиджры.

      По рассказам кумухцев, в мечети Бургай находилась могила, где похоронен Шах-бал, который являлся одним из первых арабских правителей в Лакии, основателем династии казикумухских шамхалов.

      По свидетельству краеведа М. Пашаева на могильной плите Шах бала была куфическая надпись. К сожалению, эта надпись ке дошла до нас, так как могила уничтожена во время строительства джума-мечети в Кумухе и закладки здесь в 879г. ХИДЖ водопровода, глубиной 4-8 метров.

      Историческая литература отрицает пребывание в Дагестане арабского полководца Абу-муслима. Исследователи утверждают, что среди широких масс горцев имя Абу-муслим было популярно как веха начала приобщения к исламу. Поэтому различные толкования о происхождении шамхалов традиционно утвердили путаницу вокруг имен двух разновременно живших лиц. В действительности, завоевание Дагестана и принятие лакцами ислама связано с арабским полководцем Маслама. Под именем же Абумуслима, вероятно, известен арабский миссионер XI века.

      К этому времени можно отнести события, изложенные в одном из списков „Тарихи-Дагестан", который обнаружил на полях арабских книг Али Каяев. В нем говорится, что „отряды Калантара вышли из Мекки и Медины, и после того, как прошли 500 лет хиджры, (т. е. после 1107 г.) они достигли Сирии. Затем отправились в область Черкес, а страна эта была обиталищем войны и смерти, и вели они (арабы) в ней (области Черкес) большое число войн за веру. Затем пришли они в область Хайдак... убили султана их по имени Газанфар... Далее, заключил (Калантар) договор с правителями (эмирами) Кумуха, области Кумух. Затем, по прошествии незначительного срока нарушил он обещание свое торжественное и предал мечу неверных ее (т. е. области Кумух)... и взял город Кумух. И приняли они (жители Кумуха) ислам, и назначил в нем (Кумухе) султана из родственников своих, которому дал прозвище „шамхал".

      В другом списке говорится, что „и султан этот носил имя Шамхал. И с этого времени стало обычным именовать этим именем всякого, кто владел и правил населением этой области".

      Можно допустить версию о происхождении слова Гумик (Кумух) от арабского слова „кумуш„ - серебро. Сравните „цари Серира имеют замок Гумук, в котором находится их казна, хранилище, т. е. серебряный трон, полученный от Ануширвана.

      Достоверность данного документа подкрепляется также и другим сообщением, связанным с именем Калантара. Али Каяев обнаружил в Кумухе могилу Калантара с надписью: „Это (могила) защитника религии, распространителя ислама Калантара.

      Источники доказывают ошибочность утверждений, что возникновение термина „шамхал" относится ко времени татаро-монгольского нашествия на Дагестан. Приведенные примеры из преданий, несмотря на их разноречивость, бесспорно свидетельствуют о том, что происхождение титула „шамхал" было связано с пребыванием в Кумухе арабов. В этих завоеваниях принимали участие и многие проповедники ислама из Сирии.

      По вопросу об этимологии самого термина „шамхал" имеется несколько мнений.

      В дореволюционной исторической литературе утверждается, что слово „шамхал" произошло от слияния двух слов „шам" (Сирия) и „хал" (населенный пункт в Сирии). В советское время историки и лингвисты также занимались определением значения слова „шамхал". Например, Б. Маллачиханов считает, что слово „шухаби" (шауха, шоанха), встречающееся в гидатлинской генеологии, является множественной формой арабского классового термина „шуюх" от единственного „шейх" (начальник, старейшина). Точно также и прославленный в более крупной роли шамхал (шевкал, шауха, шоанха) есть не что иное, как видоизменение от основного шаухал, в свою очередь представляющего собой испорченное фонетикой шуюхал-шиюх, т. е. ту же множественную форму от арабского титула шейх.

      В подтверждение этого определения можно сослаться на то, что „употребление арабских терминов в форме множественного числа для обозначения ими понятия в единственном числе, имело место в религиозной практике „аджамских" (иноязыч- никое для арабов) народов широкое применение и, в частности у дагестанцев, например: „будала" - святой (от арабского ед. „абда"), шуада-погибший за веру (от арабского ед. „шагьуд").

      В своей работе историк М. А. Полиевктов, не отрицая наличия первоначальной резиденции шамхалов в Кумухе, утверждает, что возникновение шамхальства относится к эпохе арабского господства на Кавказе (У VII - VIII вв). Тогда один из арабских военачальников (Шах-бал ибн Абдулпа)был назначен вали(правителем) Дагестана. Он упрочил свою наследственную власть над этой страною. Его же собственное имя при его приемниках обратилось в их владельческий титул, как это обычно бывает в подобных случаях: Шах-бал шамхал как Карл-крапь-король и т. д.

      По мнению известного знатока арабского языка М. Саидова, согласно законам арабского языка, если этимологизировать „шамхал" с „шам" (Сирия) и „хал" (название населенного пункта в Сирии), получается не шамхал, а Хал-аш-шам. Он же утверждает, что форма „шам" и „хал" образована по типу тюркских слов, а не арабских".

      На наш взгляд, термин „шамхал" можно объяснить от соединения двух слов: „шам" - у лаков означает Сирия, а ихъул", „хъал", „хал""окончание слова. По законам словообразования лакского языка аффикс „хъал" является показателем принадлежности лица к определенному роду, племени и месту. Например, Моьрщи (имя мужчины), род. пад. ед. числа. Моьршил, множественное число- Моьрщихъул, род. пад. множественного числа-Моьрщихъал, Мурхъилинхъул- муркъилихъал, Хай-дакъхъул-хайдакъхъал. Авнусхъул-ввнусхъал и т. д. Однако эта форма множественного числа обозначает нз несколько человек по имени Моьрщи (как по-русски Иваны, Екатерины), а имеет значение „Моьрщи я вся его семья или родственники", т. е. по сути дела является родовым или фамильным именем. То же самое окончание множественного числа прибавляется и к существительным, заимствованным из других языков, обозначающим выходца из той или иной местности или племени. Вероятно и этимологизация термина „шамхал" связана с местными языковыми особенностями лакцев. „Шамхал" в буквальном переводе с лакского языка значит „выходец из Шама (Сирии).

      Упрочение позиций мусульманства в Кумухе происходит в связи с усилением религиозно-политической деятельности в Дагестане газиев-борцов за веру, сыгравшей значительную роль в истории Востока IХ-Х вв. Касаясь этого, Алкадари отмечает, что в V в. хиджры (т. е. XI в) из, Аравии в Дагестан прибыл Абу-Муслим и „занялся обучением религии и распространением шариата". Конкретизируя это, Али Каяев, исходя из неизвестного списка „Тарихи - Дагестан", пишет, что в 500 г. хиджры (1006-1007) на Кавказ прибыло значительное число газиев, возглавляемых Гази Амир-Калантаром. После покорения Кайтага, он взял Кумух и назначил „султаном одного из своих родственников шамхалом". В „Тарихи-Дагестан" говорится, что Абу-Муслим напал на Хунзах. Правитель Аравии Суракат потерпел поражение и его сын Бейар спасся бегством в Тушетию. В Хунзахе устанавливается теократическая власть Абу-Муслима. Примерно через 30 лет после его смерти, пользуясь недовольством населения насильственными мерами принятия ислама, внук Суракат (сын Бейара) Амир-Султан при помощи своих родственников в Хунзахе становится правителем, и позиции христианской религии здесь были восстановлены. В ряде исторических источников говорится об успешной деятельности здесь миссионеров Грузии во время царствования Дмитрия Самопожертвователя (1270-1289).

      В сообщениях придворных историков Тимура Низам-ад-дин Шами и Иезди говорится о том, что „у области Гаэи-Гумик в войсках Аухара существовал обычай: месяц раз в году сражаться с неверными". Это является бесспорным доказательством миссионерских целей военных походов шамхалов в Хунзах и другие районы тогдашнего Дагестана. Вероятно в это время и в самом шамхальстве не везде утвердилась мусульманская религия. Не случайно, как свидетельствует арабский историк Масуда бен Намдар, правители Гумика в конце XI в. обращаются в Дербент с просьбой прислать проповедников ислама, чтобы изжить следы христианства. О позднем насаждении ислама говорят немусульманские погребения в ауле Кули, датируемые Х -ХII вв". По-видимому, в это время широко, как и в позднем средневековье, сохранились следы язычества: поклонение горам, камням, грозе, домашнему очагу; культ огня (огнепоклонничество), культ солнца-„заллу" (хозяин). Верили в магическую силу валуна (аьгъу бай къун), расположенного в ауле Табахлу на дороге в Кумух. Люди мазали курдюком валун в надежде избавиться от болезни и несчастья. На дороге, ведущей к почтовой станции Чанна Цуку (Яркая звезда-Венера) до недавнего времени находились валуны Ласщар („муж-жена"), приписываемые двум окаменевшим влюбленным. Верили в магическую силу планет для определения времени Чанна Шуку-Венера, Ряхва ц1уку-шесть звезд, Марк1ач1ан ц1уку-Вечерняя звезда, к1урч1лу-созвездие Сито, Мукъва ц1уку" - четыре звезды.

      Массовое паломничество, совершаемое в средневековье лакцами на гору Вац1илу в целях избавления от засухи, Л. И. Лавров связывает с осетинским уалилла, т. е. с Ильёй пророком, которому молились во время засух и градобития.

      Несмотря на живучесть языческих и онемистических пережитков, сохранение позиций христианства, особенно среди низов, все же сложившийся социально- экономический уклад способствовал созданию необходимых условий для проповеднической деятельности по распространению ислама. Об этом свидетельствуют материалы археологических раскопок двух ранне-средневековых жилищ в окрестностях аупа Кули. При вскрытии могильника обнаружен культурный слой, состоящий преимущественно из большого скопления костей домашних и диких животных, среди которых больше всего встречаются конские и бараньи кости, рога крупного рогатого скота, клыки дикого кабана и кости мелкой птицы. Кроме животных остатков, в культурном слое обнаружены: зола, сломанный человеческий зуб, маленький камешек, которому путем искусственной обточки придана дискообразная форма, маленькая подвеска из известняка, тонкое железное колечко, разбитые оселки, крупный камень с пояском в виде небольшого углубления, обожженная глиняная обмазка стен или крыши дома и фрагменты керамики, сделанные без орнамента от руки и на гончарном круге. Среди погребального инвентаря встречаются стеклянные браслеты, бусы, бронзовые пуговки, остатки луке, наконечники стрел, кожаная портупея, усыпанная бронзовым набором, расписная миска, глиняные и стеклянные кувшины.

      Подобный культурный слой обнаруживается и в других поселениях лакцев. Так, в аулах Чукна и Куба на местностях Лургьятталу очень часто находят сердоликовые бусы сирийского типа, бронзовые украшения и много костей домашних и диких животных. Все материалы этих жилищ напоминают предметы материальной культуры Кулинского могильника.

      Материалы археологических раскопок свидетельствуют, что ранне- средневековое население лакцев к периоду принятия ими ислама жило оседло, в каменных домах, имевших глиняную обмазку стен и крыш. Занималось оно, главным образом, овцеводством, разводили также лошадей и крупный рогатый скот. Значительное развитие получило и земледелие. Свидетельствует об этом характер собирания дани арабами с лаков. Балазори сообщает, что Мерван заставил лаков признать свою власть и обложил их данью в размере 2000 мер зерна.

      Развитие производительных сил приводило к развитию самого общества. Характер погребального инвентаря Кулинского и других могильников свидетельствует о процессе имущественной дифференциации и классообразования. В Кулинском могильнике рядом с богатыми погребениями обнаружены и могилы неимущих, т. е. с малым и бедным погребальным инвентарем. На основание структуры этих могил можно заключить, что в то время в обществе выделялась феодальная знать, жиашая в крепостях. В это же Бремя, в связи с разложением патриархальных связей, наблюдается усиленное выделение сельской общины. Ускорению этого процесса способствовали, с одной стороны, угроза постоянного нападения со стороны захватчиков, с другой, принятие новой религии, ставшей идеологическим оружием для объединения разобщенных общин в единое политическое образование.

      В Х--ХII вв. продолжался заметный процесс образования лакских аулов. Например, по народным преданиям аул Чукна образовался в результате слияния двух поселений, расположенных еще до принятия ислама в местностях Къалабак1у, Ч1оь-т1бэк1у. В этих местах и сейчас сохранились развалины каменных домов и остатки кладбищ,именуемые Чапургьятталду, что значит „кладбище неверных". Аул Хосрех - из выходцев поселения Ардаралу и переселенцев из Кумуха.

      Недалеко от аула Хосрех еще сохранились остатки могил домусульманского кладбища. Говорят, что в период хазарского владычества на этом месте находилось село. Однако позже оно было разрушено до основания и местность получила название Ардаралу.

      Наиболее древними родами в Кумухе считаются "Ч1илайми" и "Шувади", известные под общим именем "Алч1и". На эти роды опирались еще цари Серира, имевшие здесь свою крепость. Термины „Ч1илайми" и „Шувади" не поддаются этимологии -„Алч1и" же по- лакски-иноплеменные-инородцы. Предание повествует о том, что эти роды отличались даже своими обычаями. Каждый из них имел свое кладбище, свой годекан-очар (ккурч1а). Строго запрещалось хоронить покойника из рода Лулттукци на кладбищах других родов. С принятием ислама эти роды построили свои собственные мечети, а общую кумухскую „Лжума-Мечет" посещали только в религиозные праздники.

      Аул Кули (Кулл-по арабски „все" или же ,,кул"-раб). Жители селения Кули рассказывают, что еще до прихода арабов рядом с нынешним Кули находились населенные пункты Кур-кул, Чутраия, Чучахабалу, Читупмащи, Абрялттараи. В предании говорится, что во время принятия ислама арабский полководец Маслама переселил жителей этих поселений вокруг выстроенной им крепостной башни. По-видимому, в это же время часть жителей местности Куркул ушла в Вицхинскую долину и стала основой населения аулов Куркул и Куркли. С этим вполне согласуются сведения, изложенные в „Хронике Гирей-хана", находившейся у курклинца Тажутдина. В ней говорится, что несколько выходцев из семьи Гирей-хан-ал Черкеси по имени Гирей-хан с двумя женами, одной дочерью и двумя сыновьями бежали в эти места. Вначале они поселились в местности, называемой X. -Р.-К. -С. (Харкас). Далее говорится: „Мы владели этим местом явно (сарихан) 12 лет. После сего я отправился вместе со своими товарищами (аххаб) в Арабистан... жил там два года, после чего вернулся вместе с семьей и слугами, со всеми оставшимися мухаджарами-а всего их 11 - в oчестность К.-Р.-К.-Л. (по другому списку "К1урк1ул). Там в это время было 20 домов. Я отдал (жителям этого селения) 100 курушей, чтобы они приняли нас в свой джамаат. Так я стал жить среди них со своими сподвижниками. Я построил мечеть, (установил) среди них порядок и справедливость... построил пять домов для своей семьи, слуг, сподвижников с помощью аллаха... мы стали частью их джамаата... "

      В другом списке говорится о том, что находясь в Каркасе (Аркас), Гирей-хан и его сподвижники начали войну за престол в Крыму. Однако крымский хан с помощью русских разрушил Паркас и вынудил их покинуть Дагестан... Со временем они вернулись вновь в Дагестан и, спустя какое-то время, устроились в Куркли.

      Топонимы Куркли также подтверждают следующее: мягьала, на котором заселились они, в ауле называется Сухъи-су (тюрк.)-вода, т. е. болотистое место, хъи-отселок.

      Подлинность данного этнонима квартала, заселенного до них коренным местным населением, называется Пит даг-аул, т.- е. аул под горой, что действительно соответствует его расположению.

      Следует обратить внимание на наличие в топонимике Куркли также и армянских этнонимов под названием армани мягьла. Жители аула в те далекие времена разрешили армянам "выходцам из Крыма-поселиться в Куркли за 100 туманов.

      Подтверждением этого служат и слова из песни Махмуда Курклинского:
Армани мягьлалив
Магьилул гьявий
Гьявикунма лягьлай
Гьяйран маара.

      По преданию аул Сумбатль образовался из представителей семи тухумных общин: из местности Ияту вышел тухум Хъун-кьясихь-ул; соответственно из Къяхьхьимащи-тухум Кьахьхьу-хъуя;из Нуниулмащи-тухум Сункулсса;, из Чьватрабак1у1яту - тухум Чоьтращи; из Хъуниихьмаххилияту-тухум Хъуниащи. Рассказывают, что на месте нынешнего аула Сумбатль жили армяне. Вероятно один из вождей этого армянского тухума Сумбатль являлся основателем данного аула, армянское имя которого он продолжает носить и сейчас.

      Основателем аула Чурттащи считается тухум Алишакьул. Позднее сюда переселились тухумы Михитахъул, Каминхъул и К1умуртти. Интересно, что последний тухум образовался выходцами из аварского аула К1умуртти. От него развился и новый тухум Оьмахьул.для которого в Чурттащи существовало отдельное кладбище. По надгробным памятникам можно полагать, что они поселились здесь 700-800 лет назад.

      Установлено, что старое Чурттащи было расположено в трех километрах от вершины горы Барзукатри. При осмотре этого места можно заметить, что основным типом жилища здесь были однокомнатные постройки, известные у лакцев под названием ч1аттирду.

      Старожилы утверждают, что в названии аула Унчукатль содержатся три слова: гьоьн-жатва, ч1ун-прополка и къат1-сбор. Считается также, что аул Унчукатль образовался в результате слияния семи поселений-Кикиялу, Кулушалу, Хунралу, Биаттувалу, Таллалу, Вюхтаршал, Пунуялу.

      Аул Куба образовался из следующих поселков: Махъгьуллалу (здесь еще нахопится домусульманское кладбище и Ляркьут1и это название носит один из тухумов Куба). Жители рассказывают, что поселение это также было образовано выходцами из Армении.

      Название аула Куба вероятно связано своим происхождением с именем первого переселенца по имени Кьурби или же с количеством первых переселенцев. Возможно число первых переселение в составляло 20, или же здесь было 20 семей (домов). На лакском языке Кьуба означает 20.

      Сохранилось предание о том, что аул знаменитых лакских гончаров-Балхар первоначально находился по соседству с аулом Ботлих. Как-то между жителями этих аулов начались распри из-за земли. Тогда обе стороны договорились решить спор посредством поединка. Во время этого боя ботлихец воскликнул: „Разве не один ты должен был со мной драться? Зачем привел лишних бойцов?" Балхарец, не подозревая коварства, обернулся и это стоило ему жизни. Тогда балхарцы решили уйти подальше от коварных соседей и обосновались на нынешнем месте.

      Известно, что аул Кума существует более 600 лет. Он образовался в результате слияния четырех поселений: Эянасун, Эябаку, Къакъарттуялу, Халяхсахъи.

      Образование аула Хурхи связывается с пришельцами-выходцами из азербайджанской Мугани и из Грузии. К ним относятся тухумы Туйчиевых, Алихановых, Кучаевых, Дибировых, Лугуевых и др.

      Дословно название аула Хусращи означает-хъус-богатство, щи-село. Или же къуса-деревянная ложка. Возник аул Хусращи в результате объединения следующих поселений: Тамас, Азчарттуравалу, Къурулабаралу, Аравалу, Варачи и Хъусращи.

      Аул Кая или къян, къанияту. Слово „къян" не поддается этимологии. По преданию происхождение аула связывается с выходцами из Кавказской Арбании и Армении. Аул Вачи основан теми же пришельцами. Вспомним сообщение армянского историка Каганкатваци о том, что после поражения в битве „албанский царь Вачи ушел в горы Дагестана.". Очень интересное совпадение. В предании говорится, что первые поселенцы Вачи были христиане.

      Предполагается, что название аула Хути означает: хут - от грузинского пять-пятое поселение от Кумуха. Наиболее известным тухумом в Хути считался Чанкухъул.

      Жители Вихли рассказывают, что их аул образован населением 6 поселков: Ияхалу, Ххоьлубалу, Бярч1яраялу, Кичалалу, Бак1ухалу, Палабалу. В этих местностях поныне сохранились развалины домов. Здесь часто находят каменные ступки и зернотерки. Рассказывают, что некий Кьубарда, которому приписывают подведение водопровода к аулу, при встрече с представителями всех шести поселков решил объяснить причину того, почему их часто подвергают грабежу соседи. Он предложил каждому присутствующему разломать щепку, что удалось. Кьубарда затем попросил сломать метлу - никто не смог. Тогда он, обращаясь к жителям, сказал, что не всякий сможет со всеми бороться. Это, говорят, и послужило поводом к образованию аула Вихли.

      Название аула Цовкра (по-лакски Щукул-цувкул) как один из вариантов переводится „знающие огонь". Название аула говорит о связи с огнепоклонничеством. По преданию в далекие немусульманские времена в центре аула горел священный огонь. Рассказывают, что он вспыхнул от небесного огня. Поэтому этому огню поклонялись жители многих окрестных аулов. В Новкра с этим священным огнем был связан обычай, который, вероятно, способствовал рождению здесь профессии канатоходцев. Когда горцы строили новую саклю, огонь в ее очаге зажигался от священного костра, который полыхал в Цовкра среди огромных каменных глыб. Чтобы зажечь факел от его пламени, к священному огню был проложен помост из круглого бревна на высоких опорах. Считалось, что только девственница пройдет по гладко отполированному тысячами ног бревну помоста и сможет зажечь факел. А это принесет счастье и благополучие хозяину нового дома. Поэтому первые канатоходцы в Цовкре были женщйны-ведь девушкам приходилось заранее тренироваться, чтобы благополучно пройтись по бревну и тем самым доказать невинность свою. С принятием мусульманской религии очаг в Повкра был разрушен, а хождения по канату стали традиционным занятием многих цовкринцев.

      Следует сказать, что происхождение названий многих лакских аулов можно представить при помощи народной этимологии. Например: Вилттащи. Вилтах могло произойти от сочетания вил та щи, что означает-твоя овца здесь. Соответственно Ницавк1ул (Ницовкра)-от ницав к1улу т. е. мышь в меду; щара-от шар буквально аул, Сундарахъи-от слова Сун-склон на солнечной стороне долины; хъи-отселок; Ххюлуссун -от слов ххул (гравий) и сун (склон), т. е. дословно склон, покрытый гравием; Чаравалу-чара (камень) и валу (суффикс), что примерно означает аул среди голых гор с отвесными скалами; Гьухъал (Табахлу)-до его разрушения назывался Хъархъал, что означает выступающая или торчащая скала; Ккут1нишалу-ккут1-дыра, ша, щи-отселок. По преданию жители этого аула истребили друг друга из-за петуха.

      С исторических времен поселения лакцев, как и у других горцев Дагестана, находились в различных географических положениях. Поэтому часто название их аулов связано с местоположением. Учитывая острое малоземелье лакцев, аулы располагались в местах, непригодных для земледелия, чтобы не занять домами обрабатываемые участки. Немаловажное значение в их расположении имел оборонительный характер местности. Лакское поселение в целом представляло своего рода монолитную крепость. Прижатые друг к другу жилища образовывали сплошную наружную стену. В центре аула возвышалась одна или несколько каменных башен, незаметно сливавшихся с саклями-крепостями и связанных с ними внутренними и подземными ходами. По окраинам, на возвышенных местах, строились также и сторожевые башни. Обычно аул состоял из нескольких кварталов, возникавших первоначально на основе родового принципа заселения. Впоследствии, с распадом родовых патронимических связей, они превратились в территориально-административные единицы сельской общины.

      В целом следует отметить, что поселения лакцев имели много общего с аулами аварцев, даргинцев, лезгин, агулов и др.

      Основными типами поселения пакцев являются „щи", „кул", „х-ьи". „ЗДи" является наиболее древним. Образовалось оно в результате слияния небольших родовых поселений, а „кул" и „хъи", вероятно, служат последующими типами их эволюиии, В отличие от аварцев и даргинцев, названия ряда лакских. Поселений трудно поддаются, этимологическому анализу на основе этапов развития „щи", „кул", „хъи". Вероятна, это вызвано чрезвычайной этнической пестротой, имевшей место в процессе*возникновения этих поселений на территории Лакии. Как правило, во всех аулах лакцев встречаются тухумы, происхождение которых связано как с пришельцами из соседних с Дагестаном стран, так и поселенцами горцев других национальностей.

      Наличие в лакском языке трех основных диалектов- бартхинского, вихлинского и вицхинского- свидетельствуют о том, что лакцы до начала арабских завоеваний Кавказа, по-видимому, были объединены в политические образования по диалектальному принципу. Диалектное различие - свидетельство о наличии в те времена стойких союзов сельских обществ в Лакии.

      В состав носителей диалекта бартх-ьи (барт-край, хъи-суффикс) входили аулы Балхар, Хули, Цалакани, Улучара. Виихъинский диалект (по-даргински виц-десять, хъи-отселок) объединял десять аулов: Чук1ун, Къуби, К1урккул, Куми, Багьик1ул, Гьунч1укъат1и, Чаяши, К1ундими, Иагьуйми, Гьуй, Каращи, Табажлу (Гьухъал).

      К вихлинскому диалекту относят жителей аулов Гъумучи, Х-ьурхъи, Шавк1ул, К1ямащШ Шивши, Бурши, Чуртащн, Бухцанахъи, Гьувк1ул, Ницаек1ул, Шувк1ул, Хьурук1ул, Хъанар, Аьхъар, Т1ухчар, Мукъар, Лах-ьар, Читтур, Хьур, Увур, Ккул, Сунбат1ул, Къурул, Дюкъур, К1амахъул, Сухъиящи, Хъуннащи, Гьамиящи, Виртташи, Ч1яями, Хунайми, Варайми, Луч1ими, Урими, Шуними, Шушими, Буртшун, Т1улизун, Палассун, Къукун, Магъаллащи, Арчутти, Виратти, Увур, Шал, Ваччи, Халакки, Ккуци, Шадни, Маркъи, Ттурц1и и др.

      Примечательно следующее, в раннем средневековье происхождение тухумов не было связано с именем родового вождя или старейшины. Так, тухум Хъункъасихъул (в Сум-батле) образовался из выходцев поселка Хъункъясен, распо ложенного на местности Иялу. Точно также образовались тухумы Пардайхъул, Къахьхьухъул, Хъуннащихъул и др. В ауле Хосрех наряду с тухумами, возникшими из разных дагестанских поселян, основателями были выходцы из Армении, Грузии и даже из Сирии. Например, Шунт1ахъул (выходцы аварского аула из Шунт1и), Ч1анк1улхъул (от кумух-ских ч1анков), Будейхъул (выходцы из Армении), Къудухъул (выходцы из Сирии).

      Или другой пример. В ауле Унч1укатль существовали три основных тухума. Наиболее древними являлись тухумы Истенчахъул и выходцы из Грузии под названием Тамазахъул. В ауле Чукна нами отмечены тухумы: Тахихъул, Гьудулав-хъул, Иргъайми (берет свое начало от канлы из даргинского поселения Иргай), Хавадахъул, Пярххяйлавхъул, Хъуначуна-хъул, Тамазахъул (выходцы из Грузии), Арбухханахъул (выходцы из аварского аула Чох), Якъухъул (выходцы из евреев), Аькку-г1ахъул, Яшмихъул, Къаралавхъул, Шагьинзхъул, Халисихъул.

      Как видно, сельские общины лакцев не были образованы только на основе кровнородственных связей. Территориальные связи являлись основой лакского джамаата не только в новой истории ХII-ХIХ вв., но и задолго до этого. Родовые названия с аффиксом „хъул" сохранились во многих лакских аулах и до сих пор. Перечислим некоторые из них:

Айдахъул (Вачи)
Акнихъул (Кумух)
Акъахъул (Нушар)
Артихъул (Бурши)
Ахккухъул (Кумух)
Аххал-тамарихъул (Кумух)
Ат1ихъул (Бурши)
Ачит1хъул (Кумух)
Аьвккахъул (Табахлу Чукна)
Аьвтихъул (Кумух)
Аьхахъул (Вачи)
Басрихъул (Кумух)
Бат1анахъул (Бурши)
Биразхъул (Хосрек)
Биячухъул (Кумух)
Будайхъул (Табахлу)
Вугъуннахъул (Кумух)
Гунашгьул (Кумух)
Гъавзахъул (Кумух)
Гъуллихъул (Кумух)
Гъуннахъул (Табахлу)
Гъуртихъул (Кая)
Гьабухъул (Бурши)
Гьигрихъул (Бурши)
Гьанц1илхъул (Кумух)
Гьуп1ухъул (Кумух)
Дангадайхъул (Кяни)
Данихъул (Цушар)
Дулухъул (Вачи)
Дядявхъул (Табахлу)
Жакахъул (Вачи)
Бусухъул (Пушар)
Бюкъахъул (Кяни)
Бяртихъул (Вачи)
Бязахьул (Кяни)
Бяугтахъул (Чукна)
К1урнахъул (Вачи)
Кьаврухъул (Вачи)
Къажлахъул (Кумух)
Къажухъул (Бурши)
Къайдархъул (Табахлу)
Къайтухьул (Кяни)
Къаллавтъул (Кумух)
Къит1убизихъул (Кяни)
Къит1ан8гьул (Кумух)
Къубахъул (Вачи)
Къулухъул (Вачи)
Къут1ухьул, Къут1ахтьул (Вачи)
Къушнпеъул (Кумух, Чуртах)
Къютихъул (Вачи)
Кьакьрахъул (Бурши)
Кьат1ахъул (Кумух)
Кьивизухъул (Кяни)
Кьурах1ахъул (Кумух)
Кьутталавхьул (Бурши)
Кьякьяхъул (Вачи)
Кьянкьухъул (Кумух)
Лялихъул (Вурши)
Маккахъул (Вачи)
Маннархьул (Табахлу)
Махлахъул (Кумух)
Мядахъул (Вачи)
Мядахъул (Вачи)
Шургьуннаэхъуп (Табахлу)
Шурх1аннахтхъул (Кумух)
Чакъухъул (Бурши)
Чалавихъул (Кумух)
Чаллахъул (Хосрек, Бурши)
Чаргихъул (Кумух)
Чаринхтхъул (Taбаxлу)
Ч1ат1ухъул (Чукна)
Ччют1ухъул (Кумух)
Ч1ургганхьул (Бурши)
Щянт1ухъул (Табахлу)
Ианщахъул (Кумух)
Жинкьинхъул (Бурши)
Ипархьул (Табахлу)
Ихахъул (Табахлу)
Каллахъул (Вачи)
Мент1ухъул (Бурши)
Мянк1ихъул (Цущар)
Мющихъул (Чукна)
Пикьихъул (Вачи)
Пиллчхъул (Цущар)
Шерехъул (Кяни)
Самит1ухъул (Кумух)
Сукъахъул (Кумух, Вачи)
Сулухъул (Кумух)
Супнихъул (Кяни)
Тахакванахъул (Хосрек)
Тутунхъул (Кумух)
Ттюрттайхъул (Кумух)
Т1утдухъул (Табахлу)
Узахъул (Табахлу)
Ужухъул (Табахлу)
Уммихъул (Бурши)
Уружхъул (Кумух)
Ххаххухъул (11ущар)
Хухухъул (Кяни)
Ххяллахъул (Кумух)
Ххут1ат1лихъул (Бурши)
Ххат1ахъул (Бурши)
Хъассихъул (Кумух)
Хъатухъул (Кумух, Вачи)
Щихихъул(Вачи)
Щунтахъул (Хосрек)
Шунтахъул (Хосрек)
Щахщахъул (Кумух)
Щаххудахъул (Бурши)
Щевт1ахъул (Вачи)
Щилухъул (Кумух)
Шип1ухъул (Кумух)
Щурпахъул (Кумух, Чукни)
Щурпихъул (Бурши)
Щют1ухъул (Бурши от названия горы Щут1у)
Щявт1ахъул (Вачи)
Щяоьдихъул (Бурши)
Явсухъул (Кумух)

      Некоторые родовые лакские названия произошли от нарицательных и топонимических имен. В частности, к таким именам относятся:
Кьалияхъул - (кьалия o- выжарки)
Шаттабюкьухъул (шатта " змея, бюкьу - глотатель)
Лух1ухьул (лух1и -черный)
Къячахъул (къяча -- бычок)
Къялланхъул (къяллан " бугристый камень)
Къатталухъул (къатта - лом, лу - низ)
Щивицахъхул (Щивида -шведы)
Ккурккихъул (ккуркки - круглый)
Ттарк1накьхъул (ттарк! - кость, накь - суп)
Мейбавккухъул (мей - нос, бавккун - кривой)
Ччат1букухъул (ччат - хлеб, буку - поедатель)
Хьючаххъъул (хъючахсса -- левый)
Бюрххьул (бюрх - заяц)
Кьужухьул (кьужу - горбун)
Леххюхъул (леххан - летать)
Паххуйхъул (ххуйсса - хорошее, цla - имя)
Чупанхъул (чупан - чабан)
Мащилинахъул (мащи - хутор)
Къачухъул (къачу - шуба)
Барц1хъул (барц- волк)
Бугърахъул (бугъра - густая каша)
К1ялахъул (к1яла - белый)
Хъунттаттахъул (хьун - большой, ттатта - дед)
Т1урщмхъул (т1урщи - палочка для крепления ярма)
К1ич1угхъул (к1ич1у -- миска)
Ч1амат1ухъул (ч1амат1у - сера)

      От названий местн остей могло произойти такое родбвое имя, как Ххялуххъъул (ххялух -- скала).

      Еще до принятия лакцами мусульманства, по-видимому, возникли такие родовые имена армянского происхождения, как Саркихъул (ср. Саркисян), Ягъизархъул (ср. Янгизарян), На-зирхъул (ср. Назарян), Каландархъул (ср. Каландарян) и др.

      Говоря о происхождении имен тухумов, необходимо отметить, что на их возникновение оказывали влияние исторические связи пакцев со всеми народами Кавказа.

      Так, взаимоотношения Лакии с Ираном уходят в глубокую древность. Лакцы соприкасались с населением сасанидской Персии в период их вхождения в состав Кавказской Албании. Как было отмечено выше, лакцы во главе со своим царем Пергиром участвовали в в войнах сасанидских шахов еще в V в. н. э. Это говорит о том, что политические контакты лакцев (леков) с Ираном в то время были постоянными. Поэтому лексическое заимствование из персидского (фарсидского) языка в лакский происходило многие века. В работах известного лакского филолога С. Хайдакова приводится целый список персидских слов в лакском языке.

      Многовековое общение с кумыками, азербайджанцами, татарами, всеми тюркоязычными народами, не могло также не отразиться на языке лаков. Об этом свидетельствуют многочисленные заимствования в лакском языке тюркских названий домашней утвари, постельных принадлежностей, животных, птиц, молочных продуктов, оружия; военного снаряжения и др. Однако в собственных (личных) именах, особенно в названиях лакских тухумов, почти отсутсвуют тюркские заимствования.

      Характерная особенность лакских названий тухумов та, что они по своей структуре и звучанию являются типично арабскими, с некоторыми изменениями, вызванными лексическими особенностями лакского языка. Вследствие этого в любое из этих названий вкладывается понятие основателя рода, семьи и семейной общины. Поэтому возникновение сельской общины в Лакии не привело сразу к ликвидации институтов родового строя. Родовые пережитки продолжали оставаться в сельской общине, испытывая на себе не только влияние внутриобщинных процессов, но и воздействие ранне-феодального государственного образования. Сохранились кровно-родственные отношения в вопросах землевладения, особенно на луга и пастбища. Тухумы часто имели своих богов (залт), священные рощи (Барти) и др.

      Возникновение частной собственности на землю и на скот в Лакии было неразрывно связано не только с развитием произ водительных сил общества, но и с условиями физико-географических особенностей территории, заселенной лакцами.

      У лакцев, как и у других горских народов, в силу тяжелых условий земледельческого труда в горах еще с периода заселения вырабатывалось такое общинное право, по которому человек, приложивший труд к земле, считал ее своей собственностью. Эту землю он мог передать по наследству, т. е. находилась в полном его распоряжении. Таким образом, он становится обладателем пахотных земель. В распоряжении же сельского общества оставались пастбища, луга, леса.

      Со временем внутри сельские общин, в условиях развития частного владения пахотной землей и скотом, стали вырастать экономически сильные семьи. Но поскольку у лакцевл основной отраслью хозяйства было скотоводство, а земледелие играло незначительную роль, огромное значение имело владение пастбищными землями или же использование их путем содержания большого количества скота. Усилению мощи семейных кланов в аулах содействовала также неспокойная в тот период обстановка в.Лакии, возможность нападения соседей или даже своих соплеменников являлись реальностью жизни. В этой ситуации сильные семейные кланы легче защищали свои владения и скот, могли оказать помощь более слабым семьям. В силу этого последние оказывались зависимыми от крупных семейных кланов во всех отношениях. Частые войны сопровождались грабежами и в эту эпоху вынуждали свободных крестьян искать сильных покровителей.

      Следовательно, к началу раннего средневековья, с образованием Модального государства казикумухских шамхалов завершился процесс формирования лакской народности со всеми ее этнонимами и языковыми диалектальными особенностями.

      Приведенные примеры рождения государства лакцев несмотря на фрагментарность истории его возникновения все же не оставляют сомнения в том, что формирование лакцев как народности происходило в сложных социально-политических условиях под воздействием иноэтнических проникновении тесного взаимодействия с окружающими их другими дагестанскими народностями. Основной родоплеменной автохтонный субстрат предков лакцев выдержал испытания историей и сформировался в территориальную народность с ее многосложной древней историей, психологией и культурой.

Содержание