КАВКАЗСКАЯ АЛБАНИЯ И ЛАКИ

      В исторической литературе имеется немало работ о территориальной и этнической принадлежности Кавказской Албании (Ямпольский, Еремян, Тревер и др.). Однако наиболее правильно к определению этноса и границ -Албании подошел проф. С. В. Юшков в статье „К вопросу о границах древней Албании" („Исторические записки" т. 1, М., 1957). Его взгляды разделяет дагестанский археолог Д. М. Атаев, который дополняет аргументации Юшкова новыми лингвистическими, топонимическими и, особенно, археологическими данными47.

      В начале 1У в. до н. э. в Северном Азербайджане и Дагестане сложилось самостоятельное объединение племен под названием Албания. Античные писатели Страбон, Плиний и Птоломей сообщают, что Албания граничила с востока Каспийским морем, с юга - рекой Курой, с запада - рекой Алазанью .. •

      По сведениям античных писателей население Албании было многоплеменным. Они насчитывают 11 царей и около 26 племен, различавшихся по языку. К сожалению, античные авторы не сообщают нам названий всех этих племен. Первые упоминания о дагестанских легах сообщают нам античные писатели первых и вторых веко" нашей эры. По их свидетельству на восточном берегу Каспийского моря, между албанами и амазонками, в горах обитали гелы и леги. Леги и гелы упоминаются вместе и раздельно многими древними писателями. Птоломей отождествляет легов с кадусиями, а Плиний называет кадусиев гелами. Страбон упоминает о них вместе с другими кавказскими племенами, локализируя на юго-западном берегу Каспийского моря. Исследователи полагают, что под гелами следует подразумевать лезгин а под легами лакцев и других горцев. Вопрос о вхождении народностей Дагестана, в частности, лаков в состав Кавказской Албании, еще не решен. Существуют разные/точки зрения. Некоторые считают, что Албания включала в, себе только территорию, населенную азербайджанцами. Но большинство исследователей, в том числе и западноевропейских, утверждают, что древняя Албания охватывала как территории Северного Азербайджана, так и большую часть современного Дагестана.

      Если северная граница Албании проходила по р. Сулак, то нет никакого сомнения, что и лаки входили в состав этого государства.

      С другой стороны, вызывает сомнение: почему Страбон помещает легов между албанцами и амазонками? Он считает, что между албанцами и амазонками находятся леги и гелы - народы скифского происхождения, “отечество некоторых отделяется от амазонок рекой Мармадались"” протекающей в этих местах.

      Если допустить, что слово Албания было не этническим, '' а собирательным именем всех горских племен, то чем объяснить, что античные авторы выделяют легов от албан как самостоятельное племя? В какой-то мере подтверждением сообщений античных писателей об амазонках, как о соседях легов, служат данные из жизни лакских аулов. Так, у лакцев Кулинского района безгрудая женщина в старину называлась Амазу. Ей поручали воспитание молодых девушек. Девушки-кулинки отличаются и поныне своей воинственностью, смелостью и дерзостью, редко в чем уступают мужчинам. Обычай этот в определенной мере находит аналогию с образом жизни терских амазонок. По преданию племена легов сходились с ними ежегодно на два месяца у реки Термодон.

      Перечисляя реки, протекающие по Албании, Плиний и Птоломей также указывают на р. Кас, которая исследователями сопоставляется с теперешним Сулаком. Следует сказать, что даргинцам и лакцам Сулак известен по его древнему названию Кас. Можно предположить, что в то время лаки занимали пред горные районы Дагестана, заселенные ныне кумыками (районы Каякента, Карабудахкента и Тарков).

      В I - II веках н.э. территория, заселенная легами и гелами, подвергается культурному и этническому влиянию сарматских племен, пришедших с севера. В результате археологических раскопок, произведенных в Тарках, обнаружена масса предметов материальной культуры, свидетельствующей не только о культурном общении местных племен, в частности, бывших в этом районе лаков с сарматами, но и о возможности проникновения в местную аборигенную среду отдельных сарматских этнических элементов. Дальнейшие исследования Таркинского могильника позволили К. ф. Смирнову определить значительное влияние сарматских элементов как в обряде, так и в инвентаре. Раскопками установлено, что культура местного населения прикаспийского Дагестана подвергалась значительной сарматизации.

      К. Ф. Смирнов полагает, что сарматы ассимилировались с местным племенем. Вследствие чего близ с. Тарки появилось смешанное племя утидорсов, образовавшееся в результате оседания сарматского племени аорсов среди местных жителей утиев. Восприняв некоторые обычаи от пришельцев - сарматов, местное население сохранило и свои традиции, сложившиеся еще задолго до этого.

      Характерной особенностью керамики Таркинского и, особенно Карабудахкентского могильников является то, что в ней. наряду с сарматскими чертами, прослеживаются такие черты, которые свойственны керамике Закавказья и Передней Азии. 0 влиянии сармат на местную аборигенную группу говорят и данные языка. Особенности написания греческих этнографических памятников сохраняют множество сарматских имен, толкование которых приводит к положительным результатам лишь при сопоставлении их с дагестанскими языками. Само название сармат может быть объяснено при помощи дагестанских языков. Оно должно читаться шармат, т. к. ни греки, ни римляне не знали букву “Ш„. Шармат - означает шар-село, аул, территориальную единицу. Мат - это значит язык, мац-аварский, мат-чеченский, маз-лакский, употребляемое в древние времена в смысле народа, племени, территории, занятой данным племенем и родом.

      В пользу тесных политических и этнических контактов лаков с сарматами говорит также следующее; в прошлом у лаков сарматами называлась определенная прослойка жителей, традиционно работающих только в качестве пастухов и прислуги. Под названием сармат лаки подразумевали еще и раба; рабыня-сармухи или сермуххи. По-видимому лаки использовали пришельцев сармат в своем хозяйстве в качестве рабов.

      В политической жизни народов Кавказа вместе с другими дагестанцами-албанцами, лаки принимали деятельное участие. Так, важнейшим событием на международной арене Кавказа того периода была война между римлянами и Понтийским царством. По свидетельству Плутарха в 69, 36 гг. до н.э. в борьбе с римскими полководцами Лукуллом и Помпеем в этой войне участвовали албаны.

      Леки вместе с другими племенами Албании и в последующем воевали на стороне народов Закавказья против римлян. Вероятно в период похода Трояна римлянам удалось пробраться к побережьям Каспийского моря. Здесь они столкнулись с леками. Когда надвигается какая-нибудь опасность, лаки говорят “вилах лишивуй (потухший), труян ливкрив” (разрушения, горе и бедствие). Вероятно лаки запомнили причиненные большие бедствия походом Трояна на Кавказ.

      По свидетельству Тацита в 35 г., когда парфянский царь Артобон свергнул с престола Армении римского ставленника и сделал царем своего сына Арзаса, император Тиберий назначил Арзасу соперника, провозгласив царем Армении Тиридата. Вместе с тем он поручил иверийцу Митридату, примирив его с братом Фарасманом, занять Армению. В этих войнах на стороне Фарасмана принимали участие албанцы и сарматы. Историк М. Хоренский сообщает, что “царь Тиридат со всей армией, спустившись на равнину Гаргаращи, встречает северные народы, воинов царя басилов и легов, приближается к государю, и вынув из-под конской сбруи аркан отвитый ремнем.., могучею рукою бросив с тыла ловко попадает в левое плечо и в правую подмышку царя, который в это время поднял было руку, чтобы нанести кому-то удар мечом. Но Тиридату удалось силой рассечь его голову пополам. Войска, увидев это, обратились в бегство. Тиридат пошел по их следам и преследовал их до земли гуннов”.8

      По-видимому с этим походом и связана гвоздеобразная надпись, обнаруженная недалеко от Тарки голландским географом Витссеном.

      В 80 г. н. э. между Арменией и Грузией происходили частные войны. Леки и албанцы выступали на стороне Грузии. Наиболее крупное сражение между леками и армянами произошло на поле Дцераве. Вот как описывает М. Хоренский это сражение:

      „Когда взошло солнце против нашего войска и лучи от медью покрытых щитов, как огромной тучи, начали отражаться на горах, тогда полетели из среды наших пахараров храбрые мужи, одетые в панцирь, блестящие как луч молний. При одном их виде ужас обуял прежнее войско: страшно стало немного и нашему, восходящее солнце им стало глядеть. Но как только сшиблись обе стороны, пошло осеняющее облако, и с нашей стороны подул сильный ветер против персов. Когда все смешалось, Камсар Спандарт встречается с большим отрядом, в котором находился храбрый Шаргир , царь лаков, твердо стоящий во главе среднего полка. Ринулся на него Спандарт, прорезался сквозь толпу войска и положил на месте храброго мужа, как гром пораненного, опрокинул его отряд и обратил в бегство. Таким образом греческие и армянские войска, поддерживаемые мощью свыше, наполнили всю равнину трупами неприятелей, а остальных обратили в бегство".

      Плутарх сообщает, что когда Албания попала в зависимость от римлян, император Адриан (11. н.э) “осыпал дарами албанских царей, но те презрительно отказывались явиться к нему”.

      О достоверности этих событий, в которых принимали участие леки, могут свидетельствовать старинные детские игры у лаков. Например, с наступлением весны все дети от 8 до 15 лет собираются на башнях старинной крепости в Кумухе, разделяются на две партии и начинают сражаться чем гопало, только не оружием. Одни называют себя ''римским строем" (дословный перевод), другие- ''лакским". В тактике ведения боя у лаков так же много общего с римской тактикой ''терций".

      В конце IV в. в прибрежные районы Дагестана вторгаются полчища кочевников гуннов. Среди них находились и хазары, обитавшие в низовья;: Волги и на Северном Кавказе.

      Появление гуннов севернее дербентского прохода привело к тому, что эти районы стали называться страной гуннов, а их население гуннами. С этого времени в письменных источниках, вплоть до конца V в., упоминание о легах и гелах, как жителях, обитающих в предгорном Дагестане, исчезает. Вероятно, нашествие гуннов в Дагестан явилось одной из причин, давшей толчок к продвижению местного населения из предгорных районов в глубь дагестанских гор. Поэтому сведения о лаках, как о жителях гор, стали появляться только в источниках VI в.

      При решении этногенеза народов Дагестана, в частности лаков, нельзя сбрасывать с поля зрения следы пребывания гуннов, хазар, арабов и татаро-монголов на Северном Кавказе. В географических и этнических названиях Дагестана весьма часто слышится „хун", „гун" или несомненные видоизменения их. Так, андийцы иногда называют себя гуаннал (гуанн), а жители одного из аулов этого общества гун-хо (гуннал). Хворошинцы называют себя хуани (гуани). Несколько местностей у лаков прямо носят название - гунналар, т.е. долина гуннов. Мы далеки отождествлять эти названия с гуннами. Но, имея ввиду прямые указания на то, что гунны были в Дагестане, мы не должны обойти молчанием при исследовании этнической принадлежности наличие в этом процессе отдельных гуннских элементов. Вероятно, некоторая часть их слилась здесь с аборигенами или с позднейшими пришельцами, а главная масса удалилась, оставив след в некоторых местных названиях.

      Подтверждением приведенных материалов о миграции лаков вглубь Дагестана служит интересное предание, услышанное путешественником ХVII в. Рейнегесом от самих лаков. ''Их предки, - рассказывали они, - эмигрировали из Индии в незапамятное время и обосновались в Нирване, откуда они распространились на Северный Кавказ до Дона. После IX в. на их территории вторглось многочисленное племя хазаров, которое персы изгнали из Северо-Восточной Азии.'' Этот народ, который продвинулся в Армении до подножья Кавказа, отогнал лаков по направлению к высоким горам, захватил Ширван и берег Каспийского моря.

      Уместно привести здесь и легенду, касающуюся истории Дагестана, приведенную в „Истории Грузии от древнейших времен до XIX в". В ней говорится, что князь Дурдзук, наиболее отличившийся среди сыновей Кавказа, вошел в ущелье Кавказа, которое он назвал своим именем Дурдзукий и платил дань королю хазаров. В этой экспедиции князь дал сыну брата своего отца удел Лекан, расположенный к востоку от моря Дербентского до реки Ламек, так же как и пленников Рана и Мовакана, и он утвердился в этих странах, которые принадлежали Лекану в то время, как Казаник, наиболее выдающийся из потомков этого последнего, скрылся в ущельях гор и основал там город, который назвал своим именем - Казаникет. Прошло много лет, в продолжении которых все эти расы были данниками короля хазаров.

      Арабский историк Якут также сообщает, что страна лакз называется так по имени основателя его Лака.

      В поэме „Алгузиани" говорится также, что сыну Торгомоса Лекосу или Лекану (ср. со словом Лакрал-кану) досталась в удел земля от моря Дарубандского (Каспийского) до реки Ломеки (Терек) и до великой хазарской реки (Волга). По-видимому, подтверждением о позднем заселении нынешней территории лаков также служит отсутствие там в большом количестве материальных памятников, относящихся к периоду до II в. до н.э. Почти все могильники, обнаруженные в селениях Кули, Сумбатль, Унчукатль, Кумух, Табахло, Чурттах, Ваччи, Вихли, Убра, Балхар, Чукна, Куба и др., датируются не раньше IV-VI вв. н.э. При этом никак нельзя предположить, что всех умерших до этого времени лаки сжигали.

      В культурном отношении племена лаков (леков) в период их расселения в Дагестане все ещё сохранили черты преемственности среднеазиатской и закавказской культуры, предшествующей периоду их миграции. Свидетельствует об этом масса бронзовых предметов, найденных на территории лаков. В ауле Хуна найден кинжал бесчеренковой листовидной формы, с тремя отверстиями в основании клинка для прикрепления деревянной рукоятки. Подобные кинжалы были известны в Закавказье из Самтавра. Найдены также наконечники копий. Этот вид оружия представлен 3 экземплярами из коллекции Млокосевич в Эрмитаже, поступившими из аула Турчи. С хронологической стороны время распространения подобного типа наконечников на Переднем и Среднем Востоке приходится в основном на треть и середину тысячелетия до н. э. Например, они были обнаружены в царских гробницах Ура и в каменных ящиках на Верхнем Евфрате.

      Следует отметить, что каменные гробницы или каменные ящики становятся основным типом погребального сооружения на территории лаков до VI в. н. э.

      Наконечники копий принадлежат и к кавказскому типу. Втулчатые наконечники были распространены и на Северном Кавказе. Они найдены в ауле Турчи Лакского района. Образцы их относятся к двум типам - с разрезанной втулкой и цельной трубкой. Наконечники с открытой, разрезной втулкой типологически предшествуют наконечникам с цельной, сомкнутой трубкой. Но эти обе формы наконечников, по мнению исследователей, определенное время сосуществовали. Наконечники копья из Турчи с цельнолитной трубкой имеют листовидную форму. Продолжение трубки проходит через весь лист. Этот тип был широко распространен на Кавказе. 0дин из вариантов наконечников копий имеет рельефные ободки на втулке. Подобные наконечники копий были распространены в различных районах Закавказья (в Самтавре и др.), но особенно часто их находят в Кахетии. Наконечники копий с открытой втулкой были широко распространены на Кавказе и в поздний период бронзового века.

      Принимая за основу археологические границы этого среднеазиатского типа кинжалов (1500-800 г. до н. э.) Е. И. Крупнов допускает переживание этой формы в горных районах Кавказа после того, как они исчезли в Передней Азии.

      На основании всего сказанного можно выдвинуть в качестве научной гипотезы предположение о том, что историческая прародина лаков находилась в северной части Месопотамии, в долинах реки Евфрат, что лакский язык, как и другие иберийско-кавказские языки, принадлежал в древности к распространенной на несравненно широкой территории группе языков. Бесспорно и то, что как лакский язык, так и этнос его, подвергался изменениям под влиянием иноэтнических проникновении в аборигенную группу и иноязычных взаимоотношений. Контакты между лакским, арабским и тюркским языками осуществлялись в основном и на почве двуязычия. Это хорошо прослеживается в работе С. Хайдакова.

      Конечно, требуется еще сделать очень многое, чтобы внести ясность в вопрос об отношении других дагестанских языков к другим языкам вышеупомянутых древневосточных народов. Лакский язык рано отделился от других представителей родственной группы, и в продолжении тысячелетий своего обособленного развития успел далеко отойти от них. Очевидно, обособление лакского языка от родственных ему языковых групп, протекало в миграционный период, в ходе которого язык лаков , оказывался под влиянием других родственных и неродственных языковых групп. Обособившись от своих сородичей, дагестанские племена, в частности, лаки, обосновались на территории Дагестана, где все больше и больше протекал процесс языковой и этнической дифференциации, с одной стороны, и с другой - процесс интеграции, ставший особенно чувствительным в связи с развитием производительных сил в условиях физико-географических особенностей Дагестана.

      Формирование лакской народности было неразрывно связано с разложением родовых общин и возникновением сельских общин. Лингвистические данные, появившиеся в период проникновения сармат в Дагестан, свидетельствуют, что у лаков в то время развивалось рабство. Картина половых отношений и система родства у легов и амазонок по Страбону очевидно соответствовала тому, что наблюдается у примитивных племен - пережиток группового брака при матриархальном строе. Образование раннегосударственного общества привело к дальнейшему разложению союза, превращению родоплеменной знати в феодальное сословие, возникновению и сосредоточению государственной власти нарей на все территории расселения лакского населения . Защита лаками своей подвластной территории от нашествия врагов, участие в войнах, происходивших между соседними державами на Кавказе и другие факторы, также способствовали объединению разрозненных общин и союзов в единое государство с полуфеодальными и полупатриархальными формами правления. Рост населенных пунктов за счет объединения родовых поселков, развитие экономических связей между селами, разложение родоплеменных отношений втягивали лаков в политическую и культурную жизнь народов всего Кавказа.

Содержание