ЛАКИ В БОРЬБЕ ПРОТИВ МОНГОЛЬСКИХ ХАНОВ И ТАМИРЛАНА
 

      В начале XIII в. над народами Кавказа, особенно Северного, нависла угроза монгольского нашествия. После завоевания Средней Азии в 1218 г. Чингисхан направил часть своих полчищ под начальством Джебэ и Субудэ для распространения своей власти на Северный Иран и народы Кавказа.

     После завоевания Закавказья монгольские войска в 1222 г. подошли к границам Дагестана. Монголы пытались сходу штурмом взять Дербент, т. к. он служил важным экономическим и стратегическим пунктом для всего Северного Кавказа. Однако это им не удалось. Тогда монголы обошли город и вступили в Дагестан. Арабский писатель Ибн-ал-Асир сообщает, что, „переправившись через Ширванское ущелье, татары двинулись по этим областям, в которых много народов, в том числе аланы, лезгины и тюркские племена". Нападая на жителей страны, мимо которой проходили, они прибыли к аланам.

      В 1239 г. монгольские войска вновь вторглись в Дагестан. Путешественник В. Рубрук, бывший тогда при дворе монгольского хана, сообщает, что весной того же года они захватили Дербент и разрушили его.

     По одному из списков „Тарихи-Дагестан" Али Каяев определил, что нашествие монголов вглубь Дагестана совпало с началом борьбы казикумухских шамхалов с кайтагскими уцмиями и с хунзахскими ханами. В указанном списке отмечается: „Спустя несколько лет начались распри между шамхалами и хайдакскими правителями Магомедханом и Амир-Гамзой, которые отправились к хунзахскому хану и заключили договор против шамхала. Они начали войну против шамхала. Одновременно аварский хан отправил своих людей к тюркскому правителю Кавтар-шаху, чтобы привлечь его к союзу против шамхала. С целью укрепления союза аварский хан выдал свою дочь замуж за сына Кавтар-шаха, а сына своего женил на сестре Кавтар-шаха. После этого соединенные силы аварского хана и Кавтар-шаха напали на Кумух в 637 г . хиджры в Рамазан месяц в период Нажмутдина".

     Исходя из данных эпиграфики, историки А.Шахсаидов и Л.И. Лавров устанавливают, что эти события относятся ко времени нашествия монголов в Кумух, А. Шахсаидов определяет три основных пункта маршрута монгольских войск: Дербент, Рича, Кумух. Из Дербента через Белиджи-Мамраш-Касумкент в сел. Рича вдоль реки Чирахчай и Кули, через пункты Чирах, Хосрех, Кули, Вачи, Цовкра и Кумух.

     Успехам монголов в этот раз способствовали внутриполитические распри в Дагестане, в частности, между казикумухским шамхалом и кайтагскими правителями. Ослабленные в этой борьбе лакцы не смогли дать отпор монголо-татарам. И сломив сопротивление лакцев, они взяли Кумух.

     Однако и после падения Кумуха лакцы в течение б месяцев продолжали упорно сопротивляться. Историкаль-Тарихи рассказывает: „Они (лаки) сражались с великим мужеством, и семьдесят юношей пали мучениками. Оставшиеся заняли укрепление выше мечети Кекели (Ччиккула - Р. М.) и обязали себя клятвой сражаться и пожертвовать своим имуществом, жизнью и телами. Когда эти юноши исполнили свой долг в укреплении, оба князя, Сартан и Каутар, опустошили Кумух в субботу в месяце саффар и все князья кумухские... рассеялись по разным частям света...".

     Монголы разгромили Кумух и перебили многих жителей Лакии. На протяжении многих лет как Кумух, так и окружающие его аулы, представляли собою развалины. О взятии и разрушении Кумуха монголами свидетельствуют и сохранившиеся до нас эпиграфические надписи. Так, в одной из них говорится, что „Разрушение Гумика тюрками (т. е. монголами) в понедельник, в начале (месяца) Рамазана во время Нажмутдина, и погибло смертью воителей за веру все войско Гумика, за исключением тысячи тридцати трех (воинов)"! Эти надписи запечатлены как память об опустошительном набеге монголов в Кумух и о героическом сопротивлении, оказанном лакцами для защиты своей родины. В 1240 году Плано Карпини, перечисляя земли и народы, покоренные, татарами, называет среди них кумухов. Овладев Кумухом монголы, чтобы укрепить свою власть над Лакией, поставили своего наместника на трон казикумухского шамхала. С этого времени на смену шахмалам, в свое время поставленным на царствование арабами, пришла династия шамхалов, ставленников татаро-монгольских ханов.

     После завоевания Восточной Европы и Кавказа Хулагу-хан отправил на завоевание Ирана большую армию во главе со своим братом Мунки-ханом (1251-1259). В 1256 г. закончилось завоевание Ирана, а в 1258 г. был взят Багдад и ликвидирован Арабский халифат. На территории Ирана возникло государство под властью монголов из дома Хулагидов. В его состав вошел и Кавказ.

     Вскоре между двумя монгольскими ханскими домами - Джучидами и Хулагилами - начались ожесточенные распри. Граница между владениями Золотой Ордой (царствовали здесь Джучиды) и государством Хулагидов проходила по линии Дербента. Лакия в этот период входила в сферу влияния золотоордынских монголов.

     Дербент в этот период являлся опорным пунктом монголов на Кавказе. Отсюда монголы посыпали свои военные отряды вглубь Дагестана для грабежа мирного населения. Однако для укрепления своей власти монгольские наместники в Дагестане вступали в брачно-родственные отношения с местной знатью. Об этих связях повествует лакский фольклор. В лакской исторической песне „Бурхай-Изажа" говорится о трагическом сватовстве золотоордынского хана к девушке Изажа из Кумуха. Героиня просит не отправлять ее в Татарскую Орду, где ей предстоит „позабыть воду родного источника, утоляя жажду водой из Итиля".

     Небезинтересно отметить, что „шевкал", как собственное имя, на которое обратил внимание историк Б. Маллачиханов, стало употребляться в Золотой Орде в царствование хана Узбега (1312-1340 гг.).

     Вполне допустимо, что это говорит о степени установившихся связей золотоордынских ханов с правителем Кумуха и всего Дагестана. Этому способствовало и принятие в этот период Золотой Ордой ислама. К этому времени ислам в Дагестане был общей религией, а Кази-Кумух являлся ведущим центром мусульманства.

     О роли лакцев в исламизации Золотой Орды можно судить по сообщениям арабского путешественника Ибн-Батуты. При посещении им Сарая-Берки, столицы Золотой Орды, главой мусульманского духовенства был имам Садреддин Сулейман ал-Лакзи. Можно предположить также, что казикумухские шамхалы ездили на утверждение на престол к золотоордынским ханам в Сарай-Верки. Это укрепляло их власть в Дагестане и повышало авторитет среди правителей Северного Кавказа. Тот же Ибн-Батута сообщает, что в Сарай-Берке вокруг 13 мечетей проживают монголы, ясы, кипчаки, черкесы (под которыми подразумевали и дагестанцев) и др. Каждый народ имел свои кварталы, отдельные друг от друга и особые базары.

     В конце ХVI в. Дагестан становится ареной ожесточенной борьбы между среднеазиатским эмиром Тимуром и золотоордынским ханом Тохтамышем.

     В 1387 г. Тимур начал широкие завоевательные войны, в т. ч. и на Кавказе. Золотоордынский хан Тохтамыш несколько раз пытался нанести войску Тимура поражение в Азербайджане. Но каждый раз терпел поражение и вынужден был отойти за Дербент. В феврале 1395 г. Тимур с огромной армией двинулся против Тохтамыша на север. Опустошив по пути царство кайтагов, Тимур взял направление на Северный Кавказ. В битве на берегу Терека Тимур еще раз разбил орды Тохтамыша.

     Разгромив Золотую Орду весной 1396 г., Тимур вновь вернулся в Дагестан. По-видимому, владетели Дагестана, как вассалы хана Тохтамыша, во время прохождения по их территории войск Тимура совершали на них нападения. Иначе нельзя объяснить возвращение Тимура в Дагестан. Если бы народы Дагестана сразу признали его власть, он вряд ли начал бы совершать грабительские походы вглубь Дагестана.

     Известно, что первое крупное столкновение отрядов Тимура с лакцами произошло в местечке Ушкуджи. Вот как описывает это сражение придворный историк Тимура Низам-од-дин-Шами.

     Возвращаясь из похода против золотоордынского хана Тохтамыша, Тимур в 1396 году „прошел через местность Тарки, дошел до местности Ушкуджан и разослал в разные стороны войска, чтобы делать набеги, а сам стоял в той местности, пока не прибыли войска из окрестных мест с награбленной добычей". И далее „у области Кумуклук и войска Аухара был обычай, что они каждый месяц сражались с неверными; у Тимура было на уме помочь им и оказать поддержку в войне с неверными. В то же время, изменив свой обычай, они поднялись на помощь неверным и проявил обратное тому, на что надеялись от них. Тимур, выбрав 500 всадников в полном вооружении, сделал набег и погнал, а Шаукала, который был предводителем их, Мубашир-Бахадур в силу своих стараний и мужества взял в плен и принес его голову к его величеству".

     Рассказывают, что Тимур, приказав привести пленных лакцев, обратился к ним с упреком:...„Что было причиной того, что вы бросили войну за веру и даже стали помогать неверным?" Они признали скверным свой поступок и просили у его величества эмира сострадания и милости. Он простер полу прощения над их преступлениями и протянул подол милости над их злодеяниями. Он дал им всем почетные одежды, удостоил милостями и подарками и приказал: "Возвращайтесь и скажите своим вельможам и эмирам, что если они, подобно вам, признают свою вину, придут к нам и раскаются в своих злодеяниях, то Мы их обласкаем и утвердим за ними область". В то время эмиры казикумухов, хаджи и вельможи их пришли к его величеству и признали свою вину. (Тимур) обласкал их, простил, дал им (эмирам) почетные одежды... и отпустил всех обратно... Он поставил условие, чтобы они по прежнему порядку постоянно вели священную войну с неверными и сильно побуждал их к войне за веру. Все они веселые и довольные ушли обратно. Стремление их к священной войне с неверными увеличилось, и они укрепились в вере".

     Более подробно об этом сражении лакцев с войском Тимура сообщает другой придворный эмира-завоевателя Шароф-ад-дин Иезди. Он рассказывает, что Тимур, окружив Ушкуджи, расположился там лагерем. „В это время Шаукал казикумухский и аухарский с 300 человек шел на подмогу жителям Ушкудже, несмотря на то, что у них прежде было обыкновение постоянно вести газават против неверных этой местности. Узнав о приходе их, сторожевые посты правого крыла довели об этом до сведения Тимура. Он с 500 отборными всадниками в полном вооружении пришел им навстречу. Те расположились за холмом и пустили лошадей на пастбища. Тимур сам взошел на вершину холма, осмотрелся и, поспешно спустившись с нее, сообщил об этом победоносному войску. Удальцы бросились на них и, предав мечу большую часть, разгромили их".

     Этот источник иначе рассказывает о судьбе казикумухского шамхала. Один из предводителей монгольских войск, Мубешир-бахадур, догнал отступающего „шаукала, который, страшась за жизнь свою, пешком взошел на гору. Знаменитый удалец (Мубашир) одним ударом стрелы заставил его упасть с этой вершины. Отрезав ему голову кинжалом злобы, он принес его к Тимуру. Остальных взял в плен и привез к его величеству".

     Рассказы Шами и Иезди проливают свет на некоторые важные вопросы истории лакцев того периода. Во-первых, он подтверждает, что в борьбе против войск Тимура выступали объединенные силы лаков и аухаров, а во-вторых, в нем впервые в деталях рассказывается о шамхале казикумухском.

     Чрезвычайно важно также упоминание о том, что казикумухцы еще до прихода Тимура вели войны за распространение ислама в Дагестане и что в 1396 году шамхал был назван не таркинским или кафыр-кумухским, казикумухским и аухарским. Следовательно, местопребыванием шамхалов и в это время являлся Кумух. Что же касается Тарки, то он, по-видимому, представлял один из крупных населенных пунктов, входивших в состав Казикумухского шамхальства.

     Некоторые тенденциозные мусульманские историки сообщают о том, что после Ушкуджинского сражения лакцы сдались Тимуру без сопротивления. Однако критическое изучение многих письменных источников того периода с большей наглядностью показывает, что Тимур огнем и мечом добивался установления своей власти в Лакии. После захвата Ушкуджи войска Тимура осадили крепости Кули и Таус, в которых защищались лакцы. Жители Кули и Таус оказывали завоевателям ожесточенное сопротивление. Осада этих крепостей продолжалась в течение нескольких месяцев. Но в конце концов, под напором численно превосходящих сил, осажденные вынуждены были сложить оружие. Крепость Таус была разрушена до основания. Большая часть населения Кули и Тауса по приказу Тимура была уничтожена.

     Упомянутый придворный историк Тимура Шами рассказывает, что Тимур из убитых жителей этих крепостей „устроил холм".

     О походе Тимура на Кумух из других письменных источников почти неизвестно. Имеется старинное народнопоэтическое сказание лакцев, повествующее о легендарной героине конца Х1У в. Парту-Патиме. Во время наступления тимуровских войск на Кумух, рассказывается, что со всех концов Лакии стали стекаться в Кумух отряды вооруженного народа. Возглавила эту борьбу девушка горянка Парту-Патима.

     Известно, что эмир Тимур ненавидел наследников Чингисхана. Поэтому после завоевания Лакии он назначил на трон казикумухско шамхала своего ставленника, отстранив от власти сторонников чингисидов.

     Однако власть Тимура в Лакии оказалась непрочной. После его смерти огромная империя распалась. Смерть грозного среднеазиатского завоевателя в 1405 г. имела для истории лакцев огромное значение. Среди тимуридов началась длительная междоусобная вражда за наследство. Поэтому среднеазиатским правителям было не до народов Дагестана. Это дало возможность лакцам выступить против ставленников Тимура в Кумухе. В результате народного восстания, назначенный Тимуром шамхал был смещен с престола. На его место был избран один представителей рода Шамхъул.

     

Содержание