ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ ЛАКОВ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX -НАЧАЛО XX вв.)

 

      Царская администрация после продолжительной войны в Дагестане в целях умиротворения края старалась не обострять национальный вопрос. Поэтому предписывала своим чиновникам учитывать обычаи и адаты горцев. Так, в Казикумухском округе была сохранена существующая система мусульманского просвещения, хотя одновременно велась подготовка административных кадров из местного населения в русских школах. В материале, посвященном политике России в этой области, отмечалось что „все мероприятия правительства к сфере учебного дела были связаны одною общею нитью - постоянным стремлением примирить местные, умственные, религиозные и бытовые особенности края с общими духовными интересами России и постепенно, без насилования, путем школы, провести в жизнь... сынов гор... европейско-русские начала образования и истинной гражданственности".

      В 1861 году в Кумухе была впервые скрыта светская школа, в которой обучались русскому языку и элементарной арифметике. Преподавателем в ней был русский служащий. Однако школа не смогла привлечь широкий контингент местных учащихся и выпустила всего одного человека, который занял место переводчика в окружном управлении.

      В рапорте военачальника среднего Дагестана начальнику Дагестанской области от 6 июня 1862 г. говорится об открытии школы при 19 Кавказском линейном батальоне, дислоцированном в Кумухе. В этой школе обучались и 15 детей местных жителей.

      В 1867 году по предложению князя Л. К. Меликова школа в Кумухе была преобразована в "сельскую, в которой преподавали кроме русского языка, арифметики и лакский язык. Здесь обучались также дети местных чиновников.

      Следует отметить, что обучение детей в Кумухе лакской грамоте стало возможным благодаря неутомимой деятельности П. К. Услара по составлению лакского букваря, вышедшего в 1865 году. Первым преподавателем лакского языка был ученик и друг П. К. Услара, уроженец Куркли Абдулла Омаров. Имея духовное образование, А. Омаров очень быстро изучил русский язык и для усовершенствования своих знаний поступил учиться в Темир-Хан-Шуринскую светскую школу. Здесь А. Омаров и познакомился с ученым-филологом П. К. Усларом, одним из первых, начавшим научные исследования по лакскому языку. А. Омаров помог Услару в составлении первой лакской азбуки на основе русской графики. П. К. Услар писал, что его руководителем в изучении лакского языка был А. Омаров - "молодой человек, весьма даровитый и трудолюбивый, с которым я мог свободно объясняться по-русски. Теперь он без малейшего затруднения пишет на природном языке своем и усвоил грамматическое понимание его. На него вся надежда в отношении распространения письменности между лаками". К этому же времени (1866 г.) относится выход книги „Вода, воздух и их видоизменения" Ушинского на лакском языке в переводе Абдуллы Омарова. Он также составил на лакском языке арифметику, которая была издана в 1867 году.

      По переписи 1897 г. в Казикумухском было всего 45363 человека. Из них грамотные составляли всего 13,3%. Следует отметить, что стремление местного населения дать образование своим детям росло гораздо быстрее, чем желание царской администрации открывать новые школы.

      „Посетив Казикумухское одно-классное начальное училище - писал инспектор народных училищ Дагестанской области 20 марта 1901 года, - я застал там около 70 учащихся при одном учителе. Число учащихся могло бы быть гораздо большим, если бы не приходилось отказывать в приеме за неимением мест очень многим желающим учиться. В текущем, например, году, по словам учителя училища, было отказано в приеме в училище более 59 детям".

      Неоднократные обращения населения округа к царской администрации вынудило ее открыть в Кумухе уже двухклассное училище. На 1 января 1907 года здесь обучалось 99 учеников.

      Бурные события в России 1905 - 1907 гг. пробудили интерес у лакцев к политике, событиям в стране. Проф. Н. И. Кузнецов, посетивший Кумух в 1911 году, писал: „Это уже не те нетронутые цивилизацией горцы, неизменно веками сохранявшие адаты и обычаи, строго придерживающиеся Корана, не знающие никакого языка, кроме родного. В Кумухе не только молодые люди, но и многие старики говорят по-русски, даже женщины некоторые, не исключая старух, знают хорошо наш язык. Ребята учатся здесь охотно в русской школе, и многие из них хорошо грамотны по-русски".

      В январе 1913 г. в Кумухском училище обучалось уже 203 ученика. При училище было скрыто ремесленное отделение, в котором дети обучались столярному делу.

      Значительным прогрессивным шагом в развитии грамотности среди населения явилось открытие в Кумухе в сентябре 1913 года женского училища. Начальник Казикумухского округа сообщает, что „в первые же дни по открытии этой школы наплыв девочек был настолько велик, что пришлось переменить здание на более обширное". В женском училище обучалось 36 учениц.

      В октябре 1412 г. открылись также еще две мужские сельские школы в Унчукатле и Кая, где соответственно обучалось 27 и 50 учащихся. Через год были открыты одно-классные мужские школы в Цовкре, Куме и Куркли. Одновременно школа в Кумухе была преобразована в высшее начальное училище. Следовательно, в 1913г. во всех школах Казикумухского округа обучалось более 531 мальчика и 68 девочек. В это же время в высших и средних заведениях Темир-Хан-Шуры, Тифлиса, Ставрополя, Петербурга и Москвы уже были студенты - лакцы. В их числе оказались Саид Габиев, Гарун Саидов, Аминтаев, ставшие позже видными дагестанскими просветителями.

      Царская администрация в Дагестане не была заинтересована в распространении среди горцев знаний. Она установила высокую плату за учение, стремилась другими методами уменьшить количество обучающихся и грамотных.

      Примером такой политики царской администрации является переписка жителей Кумуха с губернатором Дагестанской области. В 1912 г. они обратились к губернатору за разрешением открыть библиотеку-читальню. Начальник Казикумухского округа в связи с этим писал губернатору: „Сие занятие считаю вредным, ненужным, от него будет только одна морока и прошу ходатайство отклонить.

      В начале XX века в Казикумухском округе выросли местные учительские кадры, которые внесли большой вклад в дело распространения грамотности среди лакского населения. К их числу в первую очередь принадлежит М. Дандамаев - учитель унчукатлинской школы с 1910 г., Г. Гаджиев- учитель шовкринской школы с 1913 г., Б. Абдулгалимов - учитель кулинской школы с 1913 .г, Гулял-Гаджи Гусейн- Магома - учитель каялинской школы с 1913 г. В благодарной памяти лакцев и первые русские учителя казикумухской школы - И. П. Зубков (с 1914 г.) А. Б. Заневская (с 1914 г.), М. 3. Вишневицкий (с 1911 г.), учитель курклинской школы с 1913 г. С. К. Чернышев, учитель хуруклинской школы с 1915 г. К. П. Сприд.

      Параллельно получили развитие и примечетские школы. В 1913 году в Казикумухском округе их насчитывалось около 40. Мусульманское духовенство отрицательно относилось к открытию светских школ в аулах, не желая сближения лакцев с русскими.

      В отношении религиозного образования царская администрация стояла на позиции невмешательства. „Открытие примечетских школ не требовало никаких формальностей или чьих- либо утверждений и зависело, главным образом, от числа учеников".

      Следует отметить, что развитие школьного образования в Лакии шло медленно, подавляющая часть детей горцев не имела доступа в школы, а действующие были плохо укомплектованы учителями. Администрация выделяла мизерные средства на содержание школы.

      Развитие образования, накопление социально-экономических изменений способствовали подъему культуры и искусства в Казикумухском округе. Вовлечение Лакии в сферу начавшихся в России капиталистических отношений, наметившийся в связи с этим усиленный процесс расслоения общества, отходничество, открывшиеся пути к новым формам общественного сознания в начале XX века характеризовались формированием национальной лакской литературы. Лакская литература и язык развивались и обогащались, впитывая духовные богатства других народов Дагестана и народов соседних стран.

      В этот период заметно усиливается реалистическое направление в литературе. Так, если в поэзии до второй половины XIX века господствовала тема любви, то в произведениях поэтов более позднего периода (Бадугал Муса, Омахан Качаев Абдулкерим Баратов, Гасан Гузунов, Юсуп Муркелинский, Магомед Маллай, Патимат Кумухская, Махмуд Курклинский) звучат злободневные общественные и политические вопросы, дается характеристика движущих сил восстания 1877 г., разоблачается подстрекательская роль Турции и колониальная политика царской администрации в Дагестане.

      Особенно был известен представитель этого направления, выходец из бедной крестьянской семьи Махмуд Курклинский (1860-1912 гг.). Поэтическое творчество его совпало с периодом, когда в Лакии шел усиленный процесс расслоения общества, развитие отходничества, роста социально-политического уровня сознания населения. Все эти изменения не могли не отразиться на творчестве Махмуда Курклинского.

      К реалистическому направлению относится также и творчество Юсупа Муркелинского (1860-1918 гг.). Он родился в Кумухе, окончил здесь высшее духовное училище. Работал кадием во Владикавказе, учителем математики, географии и богословия Кумухского высшего начального училища. В своем творчестве Муркелинский проповедовал любовь к образованию, знаниям, показывал пороки общественной жизни, обрушивался на старые патриархально-бытовые порядки, мешавшие развитию личности.

      Дальнейшее усиление реалистических тенденций в лакской литературе проявилось в творчестве одного из замечательных лакских поэтов Гасана Гузунова (1864-1940 гг.). На его творчество большое влияние оказали труды многих русских писателей XIX века. Гузунов работал в Казикумухском окружном управлении, общался с русскими, усердно изучал их язык. Знание русского языка позволило ему заочно окончить дербентскую школу. Все дореволюционные стихотворения Гузунова были пропитаны духом справедливого отношения к личности. Он написал более 12 книг. Стихотворения поэта были собраны в советское время и опубликованы под общим наименованием „Диван" на лакском и русском языках.

      Конец XIX в. в культурной жизни лакцев ознаменован началом просветительской деятельности и общественной жизни Али Каяева (1878-1943 гг.) по прозвищу Замир Али. Он рано приобщился к научным знаниям. За годы учебы Замир Али изучил рукописное наследие известных дагестанских алимов Дамадана Мугинского, Магомеда Кудутлинского, Зайди Курклинского, Гасана Кудалинского, Магомед-Тагира Уркарахского и др. Рукопись Али Каяева на основе записей личного секретаря Шамиля Уркарахского „Блеск горских шашек в войнах Шамиля", преподнесенной им в качестве подарка астраханскому ученому Абдул-Рахману, стала основой одной из трех копий, положенных в основу „Хроники Мухаммеда Тахира ал-Карахи", изданной впервые в 1941 г. под редакцией академика И. Ю. Крачковского.

      В 1905 г. Али Каяев уехал в Каир и поступил учиться в знаменитый Теологический университет ал-Азхар и по его окончании стал преподавать там же арабский язык. В 1908 г. он переезжает в Стамбул. Однако в свиязи с революционными событиями в России в 1905-1907 гг. Али Каяеву было предложено покинуть Турцию.

      Некоторое время он работал в Карачаево-Черкессии, а потом переехал в Темир-Хан-Шуру, стал издавать газету либерально- демократического толка на арабском языке. Годы работы в газете были плодотворными в творческой и общественной жизни Али Каяева накануне установления советской власти в Дагестане. При активной помощи Бадави Саидова, он впервые в Дагестане опубликовал работы В. И. Ленина.

      Виднейшим представителем просветительного направления в Дагестане в начале XX века являлся Сайд Габиев из Кумуха, ставший впоследствии одним из видных руководителей Дагестана. Габиев учился в Темир-Хан-Шуринской гимназии, которую окончил в 1903 году. В 1904 г. он поступил учиться в Петербургский университет, в котором под влиянием революционного русского студенчества стали формироваться его общественно-политический взгляды.

      Из многих публицистических произведений Сайда Габиева наибольшую известность получил исторический труд „Лаки (прошлое и быт)", являющийся первой попыткой систематизации сведений по истории лакского народа и его этнографии.

      К числу дореволюционных лакских писателей относится и другой виднейший представитель лакской интеллигенции Г. Саидов. Родился он 8 мая 1894 года в ауле Вачи, в семье чиновника, образованного человека. Гарун окончил Кумухскую, а затем и Темир-Хан-Шуринскую реальную школы. В 1915 г. поступил учиться в Московский коммерческий институт. Годы учебы в институте совпали с новым подъемом революции в России. Находясь в Москве, Гарун приобщился к русской прогрессивной литературе и являлся одним из зачинателей лакской драматургии.

      Открытие Темир-Хан-Шуринской типографии имело важное значение в культурной жизни лаков. В 1912-1913 гг. здесь было напечатано Сочинение праведного шейха, знаменитого муршида, проповедника секты Никшбанды Сеид Джамал-Эдина аль Кумухи, переведенное на лакский язык Г. Саидовым. Он же перевел на лакский язык все сказки „Тысячи и одной ночи".

      Впервые в лакской дореволюционной литературе в 1914-1915 гг. Г. Саидов сочинил пьесу „Лудильщики", ставшую реалистическим произведением лакской драматургии. В ней отображалась горемычная жизнь лакского ремесленника-отходника в царской России. Пьеса была поставлена на сцене в 1916 году силами небольшой лакской драматической труппы, имела огромный успех.

      В 1904 г. царское правительство издало закон об учреждении в округах Дагестана постоянных фельдшерских пунктов. В Казикумухе и Унчукатле было открыто 2 пункта. Благодаря помощи, оказанной русскими врачами, в округе к этому времени появились первые медики горцы. С 1907 г. на протяжении многих лет в Кумухе работал фельдшером Дибиров, аварец из Чоха. Память о нем бережно сохраняется в сердцах лакцев.

      В 1912 г. в Казикумухском округе были открыты еще 2 сельские лечебницы на 6 кроватей каждая. В начале 1913 г. в Лакии насчитывалось: 1 врач, 3 сельских фельдшера, 2 повивальные бабки, 2 оспопрививателя, 2 фельдшерских пункта, 2 сельских лечебницы, 2 аптеки при лечебницах, 1 амбулатория (в Кумухе) для бесплатной выдачи медикаментов населению, 1 ветеринарный врач, 1 ветеринарный фельдшер.

      Однако эти сдвиги в здравоохранении Казикумухского округа были сведены на нет в 1914 г. с началом первой империалистической войны. С первых же дней войны весь квалифицированный медицинский и фельдшерский персонал округа был мобилизован в действующую армию. Поэтому накануне Октябрьской революции в Казикумухском округе работал всего один мед-фельдшер.

Содержание