КАЗИКУМУХСКОЕ ШАМХАЛЬСТВО И РОССИЯ (XVI - XVII вв.)

      Во второй половине XVI в. Казикумухскому шамхальству стала угрожать опасность с севера - со стороны возрастающей мощи русского государства. После захвата Россией Казанского и Астраханского ханств во многом меняется политическая картина на Северном Кавказе. Кавказ становится сферой интересов русской политики.

      Русское правительство понимало значение позиции, занимаемой Казикумухским шамхальством в захватнических планах Турции на Кавказе. Оккупация Северного Кавказа оттоманской Турцией могла бы привести к серьезной опасности для южных границ России. Поэтому русские цари начали предпринимать соответствующие меры, чтобы воспрепятствовать планам Турции на Кавказе. Таким образом, сама логика событий толкала .Москву на борьбу со сторонниками турецких султанов, которых в Дагестане возглавлял в то время казикумухский шамхал.

      Понимая, что для реализации своей кавказской политики и овладения торговыми путями в Закавказье необходимо утвердиться в Казикумухском шамхальстве, Россия начала осуществление своей политики в шамхальстве с того, чтобы отрезать его от основных экономических районов, которые были расположены на равнинной части Дагестана. Благополучие Казикумухского шамхальства во многом определялось зимними пастбищами на приморской части вплоть до устья Терека и обладание соленым озером, находящимся в 5-6 километрах от Тарков, являющихся единственным источником соли во всем Дагестане.

      Против казикумухских шамхалов толкали Россию и грузинские цари, страдавшие от их грабительских набегов.

      Одновременно все эти вместе взятые обстоятельства выну пили Казикумухского шамхала в борьбе с Россией искать поддержку у более сильной державы, в частности у Турции, которая переговорах с Москвой выражала свои претензии на Дагестан.

      Однако, не желая обострения с Россией, в 1558 г. шамхал обратился к Москве с просьбой защитить его „от холопов своих, от черкесских князей", т. е. от набегов кабардинцев. Русское правительство встало на путь решительной поддержки кабардинцев. В 1560 г. Иван Грозный послал своего воеводу И. С. Черемисинова с войсками из Астрахани морем против казикумухского шамхала. И. С. Черемисинов высадился у Тарков и разбил отряд шамхала, который вынужден был бежать в горы. Черемисинов захватил Тарки, но не решился здесь остаться, боясь прибытия основных воинских сил шамхала из Казикумуха. Он сжег Тарки и вернулся в Астрахань захватив „полону... шевкальского... много".

      Россия начала подготовку к постепенному проникновению в Дагестан. Для этого было решено построить город в устье рек Терека и Сунжи. Здесь должен был содержаться сильный гарнизон, вооруженный новым тогда огнестрельным оружием. Пока Турция и Иран воевали между собой, русские в 1567 г. заложили крепость Терки. Тем самым Москва надеялась помешать наступлению турок и крымских татар "через Северный Кавказ в Закавказье, а также закрыть дорогу казикумухскому шамхалу в Крым, оттуда он мог получить помощь от союзников -татар.

      Россия всячески старалась ослабить Казикумухского шамхала также путем привлечения на свою сторону других дагестанских правителей. Так, ей удалось склонить на свою сторону князя Шихмурзу Окуцкого, который оказал немалые услуги противнику шамхала - кабардинскому князю Темрюку. В связи со строительством Терской и Сунжинской крепостей казикумухский шамхал вынужден был послать в Москву (1567) г.) своего посла „с великими поминками, в числе которых был привезен и слон". Русское правительство, воспользовавшись этим, поставило перед ним вопрос о постройке еще одной крепости на Овечьих водах. Шамхал вынужден был уступить и признать свою покорность.

      Однако шамхал не покорился России и ждал момента, чтобы вновь возвратить свои земли.

      Успех России на Северном Кавказе и в Дагестане, перехват русскими торгового пути через Дагестан после строительства Терской крепости вызвал большое недовольство со стороны турецкого правительства и крымского хана. В ноябре 1567 г., после постройки русских крепостей в Дагестане, крымский хан Девлет-Гирей, выражая свое недовольство строительством крепости на Овечьих водах, сообщал в Москву, что „шевкальцы - мусульмане, а при отцах и при дедах, и при дядьках наших от тех мест и по ся места меж нас с ними ссылка живет, и люди к нам ходят, а наши люди к ним ходят, в дружбе и любви ведемся... шевкалы... де вера, наша вера, и нам служить, и нам - де за них не стояти грешно. Действуя через своих вассалов, крымских ханов, Турция также всячески стремилась заставить Россию уйти из Северного Кавказа. Отказ России снести город-крепость Терки и возвратить казикумухскому шамхалу Овечьи воды явился причиной организации турецкого похода на Астрахань в 1569 г.

      Поход этот для турок закончился неудачно. Они не смогли захватить Астрахань и с большими потерями вернулись в Азов.

      Казалось, в связи с этим русское правительство должно было укрепить свои позиции в Дагестане. Однако в 1571 г. воспользовавшись тяжелым внутренним положением России, Турция повторила свое требование о выводе русских войск из Казикумухского шамхальства. Царь Иван Грозный, не желая осложнять и без того тяжелое положение своего государства, вызванное многолетней войной в Прибалтике, вынужден был оставить Овечьи воды и снести крепость Терки.

      В длительных турецко-персидских войнах казикумухские, шамхалы вначале оказывали поддержку туркам в борьбе против Ирана. Однако в конце 70-х годов они постепенно стали понимать, что утверждение Турции в Дербенте и в Шемахе может привести к потере независимости их государства, поэтому стали отходить от турок и крымских татар. Например, в 1578 г., когда Адиль-Гирей, предводитель крымских татар, попал в плен к персам, его мать, которая ехала к иранскому шаху с подарками и с просьбой о пощаде сына, была ослаблена в Кафир-Кумухе и подвергнута разным притеснениям.

      В дальнейшем, из-за отказа от участия в войне с персами, Кумух был подвергнут турками страшному разорению. Этот грабительский поход поднял жителей лакских аулов с оружием в руках против турецких янычар. Антитурецкие выступления происходили и в других районах Дагестана. Однако отдельные выступления горцев не могли привести к решительной победе в борьбе за независимость. Турки, укрепившись на равнине, совершали в горы грабительские набеги, железом и кровью усмиряя непокорных.

      Разумеется, после этого разорения лакцы и другие народы Дагестана не могли доброжелательно относиться к туркам. Об этом сообщал посол русского государства в своем статейном списке в 1584 г.: „На турецкого стали заодно кызылбашский с шевкальским да с тюменским и иными князьями, а ныне стоят на турецкой границе близ Шемази в те города, которые поймал турецкий у кызылбашского, из Царя-города и в Царь-город людей воинских не пропускают". Дело дошло до того, что казикумухский шамхал принял к себе царевичей крымских татар, бежавших после убийства турками хана Магомед-Гирея. Один из царевичей был женат на дочери шамхала.

      Чтобы воспрепятствовать дальнейшему расширению турецкой Агрессии на Северном Кавказе и набегам крымского хана на южные русские пределы, Москва, - окончив Ливонскую войну (1582 г.), приступила к укреплению своих южных границ.

      Одним из таких мероприятий русского правительства было восстановление и укрепление Терской крепости. В 1588 г. сюда были отправлены М. Бурцев и И. Протасьев, которые построили Терский острог „на устье Терском".

      К вмешательству России в дела Казикумухского шамхальства толкал и грузинский царь Александр. Как известно, Грузия в то время была раздроблена на ряд феодальных владенией, постянно враждовавших между собой. Этим фактом пользовался казикумухский шамхал, который систематически держал грузинские владения под страхом набегов. Особенно эти набеги на Грузию усилились в период турецко-иранской войны. Турция, стремясь окончательно покорить Грузию, спровоцировала шамхала к нападению на эту страну.

      В 1587 г. прибывшим в Грузию „с великим государевым делом" из России послам II. Радионову и П. Пивову царь Александр сообщил, что лошадей отправить из Грузии невозможно потому что дорога непроходимая, и горы великие, „...а черкессы со мною нынече не в миру. А будет государь велить дорогу очистить на шевкала, тогда будет безопасно оказать помощь".

      Восстановление Терского города в 1588 г. привело в замешательство казикумухского шамхала. В этой обстановке он пытался занять позицию нейтралитета. В Терки прибыл шамхальский посол Дамарук с сообщением, что к шамхалу приезжал гонец от турецкого паша из Дербента с вопросом „Турскому ли шевкал хочет служить или московскому". Шамхал ответил, что" не хочет служить ни турскому, ни московскому, а хочет воеводам, что казикумухский шамхал хочет быть под „государевою рукою". Когда в доказательство своей искренности ему предложили прислать аманатом сына, шамхал отказался. Со своей стороны русское правительство принимало меры, чтобы привлечь на свою сторону казикумухского шамхала. Для этого попыталось связать его родственными узами с беглым крымских царевичем Мурат-Гиреем, который с помощью русских хотел отобрать у своего отца престол.

      Борис Годунов, которому в то время были поручены в управление южные земли русского государства, задумал женить крымского царевича на дочери казикумухского шамхала. Однако шамхал, хотя и выдал свою дочь за Мурат-Гирея, но не разрешил ей ехать с мужем в Москву, по-видимому, не желая портить отношения с Крымом и Турцией.

      В 1588-1589 гг. грузинские послы Каплан и Хуршит сообщили русскому царю о непрерывных набегах шамхала на Грузию. Послы настоятельно просили царя послать войска против шамхала. На вопрос русских дьяков, что „если шевкала потеснить и он примет русское подданство и даст заложников, и тогда дорога через (Дагестан) будет чиста и безопасна", грузинские послы ответили, что „шевкалу верить не мочно: хотя он и сына даст в заклад или брата своего, и то ни во что: сынов у него много, что собак".

      Грузинский царь Александр предоставил Москве все данные о количестве войск казикумухского шамхала и план маршрута: Терки, Тюмень, Тарки, Кафыр-Кумух, Казаниш, Казикумух, Цахур. Россия дала согласие начать войну с шамхалом, но предложила Александру одновременно выступить со стороны Грузии.

      Уже осенью в 1589 году русское правительство резко меняет свою выжидательную политику по отношению к казикумухскому шамхалу. По пути из Москвы в Грузию посол привез на Терек к русскому воеводе грамоту для шамхала. В личном наказе воеводе было указано, что если шамхал не послушает присланной ему грамоты, то его можно будет и „позадирати". В грамоте говорилось и о тех „неправдах", которые учинил казикумухский шамхал и выставлялось требование, чтобы вместе с грузинским царем , и кабардинскими князьями шамхал „исправился бы перед государем" и „стоял бы на всех недругов государя за один". Вовремя пребытия в Терском городе русский посол сообщил кабардинскому князю, который находился тогда с шамхалом в родственных узах, что готовится большая рать на шамхальство, если шамхал не „послушается".

      Казикумухский шамхал понимал, что надвигается опасность со стороны русского государства. Чтобы предотвратить удар, шамхал сделал попытку улучшить отношения с Грузией. В 1589 г. он посылает своего посла к грузинскому царю Александру с сообщением, что Александр обманул шамхала, объявив, что поднял свою рать против Дербента, т. к. шамхал располагает точными данными, что войска поднимаются грузинским царем против него. Шамхал предложил выдать свою дочь за сына Александра и говорит, что „будем с тобой одно наше сердце и стояти учнем на своих недругов вместе за один". Не надеясь на положительный исход своих предложений, шамхал одновременно отправил письмо к турецкому султану. В нем сообщал о готовящемся союзе России, Персии и Грузии и предупреждал, что если подобное состоится, то Турция под ударами этой объединенной силы едва ли удержит за собой Дербент, Шемаху, Ширван и Гянди".

      Казикумухский шамхал предлагал турецкому султану заступиться за него, защитить от русской агрессии. Однако поход царских войск в Дагестан не состоялся.

      Русское правительство не решилось выступить против шамхала, зная возможную поддержку со стороны Турции. В этих условиях царские воеводы постарались сделать все, чтобы практически расколоть союз дагестанских владетелей, оторвать их от шамхала и посеять между ними вражду.

      В это время прибывшие из Грузии в Москву грузинские послы донесли, что „Крым-шамхал живет с нами в дружбе и в любви, и кумыцкая земля половина с ним стоит, и меж собой бранятся". „И... шевкальское дело плохо стало для того, что они промеж собою бранятся, да и у них же междоусобная рознь".

      Грузинские послы Адам и Кирилл в июне 1593 г. были отпущены с известием к царю Александру о том, что на шевкала русский царь посылает войско и с предложением одновременно действовать со стороны Грузии. Таким образом, воспользовавшись благоприятной обстановкой, Россия направила князя Хворостинина „со многою ратью" в Казикумухское шамхальство с приказом захватить Койсу и Тарки.

      По сведениям терских воевод, казикумухский шамхал в союзе с другими владетелями Дагестана мог выставить до 15000 всадников. Однако это войско еще надо было собрать от князей, узденей и детей шамхала. Так, в селе Эндерей жили дети шамхала: Салтан- Магмут с братьями. В их распоряжении находилось 200 человек; у коенского князя - 70 человек конных; в селе Карагач другой сын шамхала держал 200 воинов; у Тюменского Салтаная -100 всадников; у Алкаса в Капчугае - 30 человек; в Кафыр-Кумухе у сына шамхала Андия - 150 человек, У шамхалова узденя Темир-хана в Шурани (Шура) - 10 человек конных; в Тарках у Сурхая - шамхала - 50 человек конных; у него же в Казанищах - 200 человек и т. д.

      Сведения эти терские воеводы получили, по-видимому, из достоверных источников. Этот список представил участник предстоящего похода Хворостянина Аллага, который располагал этими сведениями из первоисточников, по-видимому, собранных им по заданию русского правительства.

      Данные Аллаги показывают также, что в военном союзе с шамхалом в то время были уцмий кайтагский и майсум табасаранский. Отсутствие в списке аварских ханов и некоторых даргинских союзов сельских обществ, по-видимому, объясняется тем, что аварские ханы к этому периоду приобрели самостоятельность и даже были враждебно настроены к шамхалу, в подчинении которого до этого находились. Более того, аварские ханы уже находились на службе у России, получали русское жалованье, встречали и провожали через свою территорию русских послов в Грузию.

      Выше было указано, что русское правительство с 1588 г., готовясь к походу на казикумухского шамхала, вело политику ослабления его мощи путем привлечения на свою сторону тех или иных удельных правителей Дагестана. Им назначалось жалование от царя и обещали оберегать от „недругов". Однако шамхал предпринимал ответные меры, чтобы не допустить это. Так, один из его сыновей Алхас проводил русских послов через Дагестан в Грузию и принял присягу на верность России. Когда же шамхал узнал об этом, он выгнал его за пределы своих владений.

      Такую же политику вела Москва и в отношении брата казикумухского шамхала-хана крымских татар. Терским воеводам после долгих переговоров удалось привлечь его на свою сторону, пообещав хану престол брата и породнение с грузинским царским домом. Однако казикумухский шамхал лично вмешался в это дело, расстроил интриги русских. Об этом свидетельствует участие крымского хана в войне против России,

      В этих условиях началась экспедиция А. Хворостинина. Летом 1593 г. его войска были двинуты до старого Сунжинского городка. Хворостинину надлежало напасть на шамхальство, укрепиться на Койсу и Тарках, дойти до Кумуха, куда должны были подойти войска царевича Юрия со стороны Грузии.

      Хворостинин после кровопролитного сражения взял Тарки. Шамхал удалился в горы для того, чтобы вернуться с главными силами и выгнать русских из Тарков.

      Хворостинин приступил к укреплению крепостных стен в Тарках в ожидании прибытия отряда грузинского царевича. Тем временем казикумухский шамхал собрал многочисленную рать и блокировал русские войска в Тарках. В сочинении Попко И. рассказывается, что войска шамхала не давали покоя стрельцам ни днем, ни ночью.

      Нехватка продовольствия поставила русских в тяжелое положение, вызвала среди воинов Хворостинина болезни. Держать Тарки им становилось все труднее. Потеряв надежду на помощь, со стороны Грузии, Хворостинин дал приказ начать отступление под прикрытием ночи. Отступавшие стрельцы сбились с пути и зашли в болото устья реки Озени. Хотя стрельцам и удалось выйти на дорогу, но их ряды основательно поредели под ударами бросившихся в погоню войск шамхала. Русские спешно отступили, бросив больных и раненых. В отрядах казикумухского шамхала участвовали также аварцы.

      Летописец передает, что в этом бою были убиты дворяне И. В, Измайлов, И. П. Федоров и „иных многих дворян и голов стрелецких, ратных же людей на том бою пало яко 3000. Сами же воеводы с оставшимися людьми утекоше".

      Так, первая попытка царизма укрепиться силой в Казикумухском шамхальстве не увенчалась успехом. Основная вина неудачи этой кампании Россией возложена на грузинского царя Александра, который не соблюдал „предложенных ему условий: не послал своего сына царевича Юрья на помощь". С таким обвинением были посланы в Грузию русские послы Савин и Плуханов. Александр объяснил задержку непроходимостью Дагестанских гор, на что русские послы заметили, что если „разбойник" казикумухский шамхал находит путь в Грузию, то и его войско могло добраться до земель шамхала.

      Однако казикумухский шамхал чувствовал, что против военной мощи ему не устоять. Поэтому он пытался наладить мирные отношения с Москвой. В 1603 г. от Сурхай-шамхала в русскую столицу прибыли послы с сообщением о том, что хотят „быти под государевою рукою во всем послушан, а по ся место служил он Туркскому и от Туркского ныне отстал, хочет государю служить и прямите и до своего живота".

      По-видимому, посольство не дало желаемых результатов. В 1603 г. русские узнали от грузинских послов о феодальных распрях в шамхальстве. Грузинские послы советовали для подчинения горских народов достаточно ставить русские крепости в; Тарках, Туралях, Бойнаке, а чтобы окончательно добить шамхала, необходимо захватить Кумух. „А только государевы люди в тех местах его найдут и ему только бежать из турского города - в Шемаху али в Баку".

      В 1604 г. в Грузию, к царю Александру прибыло посольство М. П. Татищева для переговоров о совместных действиях против Казикумухского шамхальства.

      В августе 1604 г. воевода Бутурлин начал свой поход на Казикумухское шамхальство. По приказанию царя Бориса Годунова Бутурлин заложил три крепости - в Тарках, Туралях и в Эндерейе.

      Горцы убедились, что цель Бутурлина - построить крепости на реках Акташ и Сулак, отрезать их от богатых зимних равнинных пастбищ. Это вызвало большую поддержку шамхалу не только от его подданных, но и у аварских феодалов. Ненависть к русским вызывали и грабежи местного населения солдатами Бутурлина. Поэтому войска казикумухского шамхала пополнили аварцы и даргинцы.

      Весной 1605 г. соединенные силы казикумухского шамхала, крымского хана, кумыкских мурз, аварцев и даргинцев осадили крепость на Сулаке. Воевода Долгорукий, не имея сил оказать сопротивление горцам, сжег крепость и морем отплыл на Терек. Тогда соединенные силы дагестанцев перешли к Таркам. Сын казикумухского шамхала Сурхая Султан-Мут осадил здесь крепость и потребовал от Бутурлина сдаться. Русский воевода отказал, несмотря на свое безвыходное положение. Бутурлин, чувствуя неминуемую гибель, вступил в переговоры о сдаче крепости. Его войску разрешили свободный выход из Тарков за Сулак.

      В день ухода русских из Тарков состоялась свадьба казикумухстого шамхала, женившегося на дочери аварского хана. Этим союзом казикумухцы и аварцы хотели и дальше укрепить свои отношения.

      Таким образом, и вторая попытка царской России захватить Казикумухское шамхальство окончилась неудачей. Поражение стрельцов под Тарками на время остановило экспансию России в Дагестане. Более того, русские войска ушли из других крепостей на землях шамхальства к своей основной базе - крепости Терки.

      Из-за ослабления военной мощи Турции иранский шах Аббас начал завоевание Кавказа. Его войска захватили у турок Ереван, Гянджу, Баку и Шемаху. В результате помощи, оказанной кайтагским уцмием, персы вошли в Дербент.

      Приближение огромных персидских полчищ к границам Дагестана привело к тому, что многие горские феодальные владетели, в том числе и шамхал казикумухский, поспешили признать номинальную зависимость от шаха Аббаса. Начало XVII в. на Кавказе - период господства Ирана. Шах Аббас изгнал турок из Азербайджана и Грузии, поставил своего наместника в Дербенте. Для укрепления своих позиций шах Аббас применял здесь жестокие меры по отношению к местному населению.

      Так, Искендор Мунши сообщает, что шах Аббас практиковал массовые казни в Азербайджане. Не доверяя местной знати, при малейшем подозрении он истреблял ее представителей. Иранский шах насильственно насаждал шиизм на захваченных землях и преследовал суннитов, подозревая в них сторонников Турции. Аракал Тебризский рассказывает, что близ Гянджи кочевое племя суннитов Джагирлу было загнано в ущелье, обрамленное отвесными скалами и имевшее только один выход. Вооруженные иранцы уничтожили всех членов этого племени, включая и детей.

      Казикумухский шамхал в этот период оказался в трудном положении. Турция ушла с Кавказа, Иран не благоволил к суннитскому Дагестану. Союзник - крымский хан был отрезан от шамхальства русским гарнизоном в Терской крепости. В этих условиях казикумухский шамхал решил улучшить свои взаимоотношения с Россией, которая тогда сама боролась с иностранной интервенцией. Поэтому русское правительство на первых порах не могло заняться делами Дагестана. Однако терские воеводы были заинтересованы в возобновлении политических и экономических связей с казикумухским шамхалом. Во всяком случае в зтот период Россия не была заинтересована иметь на Северном: Кавказе сильное государство, тем более враждебное к себе и Грузии.

      В этих целях Россия, как и другие военные державы того времени, использовала в своей экспансии принципы „Разделяй и властвуй".

      Узнав о желании казикумухского шамхала „быти под царской рукой", в сентябре 1614 г. в Тарки прибывает И. Селиверстов для переговоров об условиях принятия в подданство русскому царю. В Тарки съехались все феодальные правители шамхальства, за исключением Эндирейского правителя Салтан-Магмута и Андея. Была подписана грамота, где говорилось: „быти всем в одиночестве (т. е. не объединяться) и служити, и прямити... государю, и добра во веки хотети, и впередь быти под... царского величества высокою рукою в холопстве не отступним навеки, под Терский город войною не ходити, и людей своих не посылати с Салтан-Магмутом, а братьев не одиначитися".

      В ноябре 1610 г. на Быстрой реке (одного из притоков Терека) состоялось принесение присяги русскому царю Гиреем Тарковским и сыном шамхала казикумухского-Чупаловым. В память об этой присяге владетели шамхальства получили богатые подарки и жалованье от имени царя.

      Правителям казикумухского шамхальства после принятия присяги терский воевода разрешил свободно вести торговлю в Кабарде, Терки и Астрахани. В подтверждение своей верности владетели шамхальства дали заложников в Терский город.

      Владетели Казикумухского шамхальства еще раз подтверждают свою верность России, новому царю Михаилу Федоровичу Романову. В июне 1614 г. года терский воевода П. Головин послал сына боярского Григория Шахматова в Дагестан, чтобы оповестить о восшествии на престол Романова. Шамхальский владетель в Тарках Гирей повторил присягу о верности русскому царю от имени всех правителей Лакии и Кумыкии.

      Основные требования присяги, подлежавшие выполнению дагестанскими правителями, были следующие: служить неотступно, проводить русских послов в Закавказские страны и Иран, „литовке Маринке с сыном не служити и к шах Басу от царского величества не отстати, быти в прямом холопстве под... царскою высокою рукою неотступным навеки".

      В августе 1614 г. из Москвы были посланы грамоты владетелям Казикумухского шамхальства с похвалою за "присягу" и обещанной „обороны" от „недругов". Грамоты были посланы на имя владетелей Гирея и Алибека с целью активизации своей кавказской политики. Россия в этот период старается мирными средствами укрепить связи с отдельными владетелями шамхальства, которые постепенно становились независимыми от власти казикумухского шамхала. Действия эти были направлены, во-первых, на ослабление мощи шамхальства за счет дробления его государства, а во-вторых, установить господство России в Дагестане как моста в Закавказье.

      После заключения с Турцией Серавского мира в 1612 г. иранский шах Аббас, не довольствуясь формальной зависимостью грузинских и дагестанских владетелей от Персии, решил добиться этого огнем и мечом. В конце 1613 г. огромное иранское войско двинулось на Грузию. Предпринимая поход, шах Аббас намеревался овладеть Дарьяльским проходом со стороны Грузии и подчинить Кабарду, чтобы дальше направиться в Дагестан. Персидский историк Искендер-Мунши свидетельствует, что еще ни один мусульманский властелин не производил в Грузии такого опустошения, как шах Аббас. Его воины уничтожили только в Кахетии до 70 тысяч и увели в плен до 100 тысяч человек.

      28 июля 1614 г. владетель Кумыкии Гирей отправил в Москву своего посла Томулдука с подтверждением подданства и с просьбой о покровительстве, чтобы шах Аббас в „ кумуцкую землю не вступался". В связи с обращением Гирея в Москву русское правительство немедленно отправило своего посла Г. Шахматова с грамотами иранскому шаху, „чтоб над кумыкскими людьми от шаха Баса какая порука не учинилась". Терские воеводы в свою очередь послали грамоты ко всем правителям Казикумухского шамхальства с сообщением, что „шах Аббас хочет напасть на Кабардинскую и Кумыцкую землю, и они де, князи и мурзы, от него в страхованье, и великий государь, жалея об них, послал к брату нашему, к Аббасу шаху гонца г. Шахматова, чтоб шах Аббас с ним дружбе и братству помешки не чинил, же любья не всчинил, на Кабардинскую и на Кумыцкую землю не наступал". Поэтому просили они пропустить Шахматова, не задержав, через свою землю с провожатыми.

      Все это оказало свое воздействие на Иран, и поход шаха Аббаса в Дагестан не состоялся. Назревала новая война с Турцией, и шах Аббас нападением на Дагестан не хотел ухудшения отношений с Россией.

      В начале 1615 г. шах Аббас все-таки решил воспользоваться феодальной междоусобицей, разгоревшейся в Казикумухском шамхальстве. По существу в это время шамхальство разделилось на два обособленных региона-Лакию и Кумыкию. Особенно острая борьба началась за престол владетеля Кумыкии. Так, Гирей Тарковский оспаривал это право в борьбе с эндирейским Салтан-Магмутом. Каждый из них искал помощи у более сильных соседних государств, чтобы при их поддержке добиться усиления своей власти. В результате этих распрей Салтан-Магмут Эндирейский стал придерживаться протурецкой, а Гирей Тарковский проиранской и русской ориентации.

      Борьба между этими феодалами в Кумыкии дошла до вооруженных стычек. В притязаниях Гирея на владения Салтан-Магмута, Гирей получил поддержку. Русский посол в Персии II. Брехов был свидетелем того, как шах Аббас требовал от прибывших по его вызову других кумыкских владетелей признать верховодство Гирея. В противном случае шах угрожал послать в Дагестан с войском Юсуп-хана Шемахинского, „а сам де к вам в"еду в середину и учну де вас ловить, что куров".

      Решительную позицию в этой войне занял Алибек Казикумухский, который открыто выступил против политики Гирея.

      Поэтому шах Аббас готовился послать в Дагестан свои войска на помощь Гирею против его „недругов". Но начавшееся в Грузии 15 сентября 1615 года восстание помешало этому. Разгромив иранские гарнизоны в Кахетии, грузинский царь Теймураз двинулся на соседнюю Шекинскую область в Азербайджане, где занял город Ареш. Шекинцы и соседние с ними ширванцы также поднялись против иранского шаха.

      Грузинский царь Теймураз стал призывать владетелей Дагестана примкнуть к борьбе против шаха Аббаса. Терский воевода в 1615 г. доносил в Москву, что „к Алибеку-де князю Казикумухскому и к Салтан-Магмуту Теймураз прислал сотника стрелецкого Сидаг-Магмета для людей же, Алибек-де, князь Казикумухский и Салтан Магмут на шах Баса хотят ему людьми помогати".

      Как крупный государственный деятель своего века, царь Теймураз понимал, что только совместное выступление народов Кавказа против Ирана позволит им выиграть эту борьбу.

      Однако призывы его к владетелям Дагестана не увенчались успехом. В начавшейся ожесточенной войне за власть над Кумыкией между Гиреем и Салтан-Магмутом были вовлечены многие владетели Дагестана. Салтан-Магмута поддерживал Алибек Казикумухский.

      Русское государство также было вовлечено в междоусобную борьбу владетелей Казикумухского шамхальства. Когда в 1615 г. Гирей поехал к иранскому шаху просить военную помощь против Эндирейского Салтан-Магмута, другие кумыкские владетели, зная, к какому разорению приведет прибытие шахских войск, обратились к Терскому воеводе П. Головину за помощью. В ответ П. Головин послал войска под начальством Д. Высшеславиева в Дагестан, которые разрушили Эндри и прогнали Салтан-Магмута.

      Однако Гирей Тарковский, имея поддержки со стороны России и Персии, всячески подчеркивал свою полную независимость. Все попытки Казикумухского шамхала Андия уговорить Гирея отказаться от подданства России не увенчались успехами. Терский воевода всеми мерами старался не допустить ухудшения отношений с Гиреем. Поэтому, когда между Гиреем и Салтан-Магмутом состоялось примирение, русское правительство приняло в подданство также шамхала Андия и его брата Салтан-Магмута Эндерейского.

      В начале 1617 г. терские воеводы донесли в Москву о получении от Казикумухского шамхала Андия грамоты с подтверждением о вступлении на русскую службу и с просьбой об оказании помощи ратными людьми.

      12 апреля 1618 г. от имени шамхала Андия в Терки прибыл Казы Ханмурза, чтобы подтвердить верность русскому парю. Русское правительство, заинтересованное в осуществлении своих планов в Дагестане, охотно приняло посольство от шамхала Андия. Его послу было выдано „государево жалованье-однорядка из государеви казны, 4 аршина сукна багрецу до 30 куниц дацки бельи хребтовые, и узденям его 3-м человекам, Шахдамату, Ашняму, Карабудагу... 3 аршин сукон аглинских по три аршина человеку".

      В 1619 г., после смерти Гирея, наследником Казикумухского шамхала Андия и правителем тарковским становится Ильдар, брат Гирея. Терский воевода, выяснив, что Салтан-Магмутом „даны аманаты" казикумухскому правителю, направил посланника к Чупалову, казикумухскому мурзе, чтобы через его посредничество добиться подтверждения от обоих владетелей своих вассальных отношений русским царям. По-видимому, мель поездки в Казикумух заключалась в том, чтобы через Чупалава, которому был послушен Ильдар, привести его в русское подданство. При жизни Гирея Ильдар придерживался проиранской ориентации.

      Однако мир, заключенный между Салтан-Магмутом и Ильдаром, оказался недолговечным. Шаху Аббасу удалось спровоцировать Ильдара выступить как против Салтан-Магмута, так и шамхала Казикумухского Андия. В помощь Ильдару Иран послал дербентского Берсхардара Султана с войсками, которые захватили Эндери, Салтан-Магмута заставили послать к шаху своего сына „бити челом" о персидском подданстве.

      Усиление персидского влияния в Дагестане не было желательно России. В 1623 г., когда после смерти Казикумухского шамхала Андия между владетелями шамхальства опять началась борьба за престол, терский воевода, чтобы не допустить вмешательства иранского шаха, решительно поддержал Ильдара Тарковского. Основанием этого служило также решение съезда владетелей Казикумухского шамхальства в 1621 г. о порядке наследования титула шамхала. На съезде было предусмотрено, что наследником шамхала Андия должен быть Ильдар, а наследником Крым-шамхала-сын Салтац-Магмута, Айдемир.

      В 1623 г. Ильдар становится казикумухским шамхалом. Однако, чтобы не допустить нарушения Салтан Магмутом решения съезда от 1621 г., он посылает своего сына Амирхана-Мирзу в Москву с просьбой „велети в Кумыках в большом чину (шамхалом) быть ему, а не иному". В ответ русский царь отправил Ильдару жалованную грамоту на шамхальство с „большой государственной печатью".

      Кстати, еще в 1621 г. русский царь специальным указом учредил шамхалу Ильдару годовое жалованье в размере, установленном старшему кабардинскому князю Куденету Камбулатовичу. Кроме того, по просьбе посла шамхала Томулдука в Москве, царь дал указание астраханскому воеводе впредь оказывать военную помощь казикумухскому шамхалу против его „недругов" в случае, если терский воевода сочтет это нужным. Россия согласилась также на снижение пошлин на товары шамхала, направляемые в Москву.

      В 1634 году между Салтан-Магмутом и шамхалом Ильдаром вновь начались распри. В них активное участие стали принимать и другие владетели Дагестана. Тогда шамхал Ильдар обратился к России за помощью против Салтан-Магмута. 26 мая русские войска во главе с князем Черкасским вместе с дружиной Ильдара напали на Эндери и заставили Салтан-Магмута бежать в горы.

      В 1635 г. умер шамхал Ильдар. Престол Казикумухского шамхала занял Айдемир, сын Салтан-Магмута. Айдемир ездил в Казикумух, „где дается по их обычаям шевкальство, одаривал всех кабацких узденей лошадьми, быками и овцами". Он был признан шамхалом всеми представителями феодальной знати в Кумухе, за исключением наследников шамхала Ильдара, обосновавшихся в Тарках.

      Сыновья шамхала Ильдара, недовольные избранием Айдемира, обратились к иранскому шаху с просьбой поддержать их в борьбе за престол шамхала. А Салтан- Магмут, в свою очередь, обратился к русскому царю о поддержке сына Айдемира.

      Иранский шах, не имея возможности для прямого вмешательства в дела Казикумухского шамхальства, решил выдвинуть на престол шамхала племянника шамхала Ильдара-Сурхая харковскосе. Одновременно шах обратился к Москве с просьбой поддержать Сурхая. Хотя Россия и не пошла навстречу желанию Ирана, в 1640 г. шамхал Айдемир был убит и этот титул унаследовал Сурхай Тарковский. При нем в шамхальстве начались беспрерывные междоусобицы, приводившие к разорению населения Дагестана. Казикумухское шамхальство переживало конец своего существования.

      С 1642 г. титул шамхала окончательно переходит к правителям Тарки. Казикумух освобождается от власти шамхалов и превращается в самостоятельное независимое владение. В связи с ликвидацией власти шамхалов в Кумухе, прерываются взаимоотношения Лакии с Русским государством. Во всяком случае с 1642 г. до прихода к власти Чулак-Сурхая в начале XVIII в. нет данных о посольствах правителей Казикумуха в Москве. Вероятно, разрыв связи с Россией был вызван отсутствием в Лакии в этот период единого политического центра.

Содержание