О КНИГЕ И ЕЕ АВТОРЕ
 

      Эта работа - результат многолетних кропотливых исследований ее автора, известного ученого-этнографа Ангары Гамидовны Булатовой, доктора исторических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РД. В самом начале своей научной карьеры она уже обращалась к этой теме, защитив в 1969 г. кандидатскую диссертацию по истории и этнографии лакцев. Затем, спустя два года, была опубликована книга "Лакцы (XIX - нач. XX вв.). Историко-этнографические очерки". Эта книга стремительно разошлась и очень быстро стала библиографической редкостью, и даже спустя два с лишним десятилетия к ее автору обращались лакцы со всех концов страны с просьбами помочь ее достать, дать прочесть. За эти годы Ангарой Гамидовной был накоплен обширный исторический, этнографический, фольклорный материал, позволяющий значительно расширить рамки исследования, по новому осветить те вопросы исторического прошлого лакцев, которые ранее оставались малоизученными. Ряд новых материалов по истории и этнографии лакцев был ею опубликован в виде статей. В 1997 г. Ангара Гамидовна непосредственно приступает к работе над книгой. В течение первого года были подготовлены первая и вторая главы, посвященные истории, социальным отношениям и хозяйству лакцев, а в 1998 г. была написана третья глава "Материальная культура". Работа должна была быть закончена целиком в 1999 г, но судьба распорядилась иначе. 13 марта 1999 г. Ангара Гамидовна Булатова скончалась после непродолжительной тяжелой болезни.

      Написанные ею главы по объему использованного материала, глубине его анализа, уровню и степени его осмысления носят энциклопедический характер, давая полную картину указанных сторон истории и жизни лакского народа. Будучи взаимосвязаны, каждая из них может выступать и в качестве отдельного исследования. Особый интерес вызывают страницы, посвященные проблеме локализации раннесредневекового государства Серир, древней до арабской литературе лакских и, шире, дагестанских правителей, истории Чолак Сурхая и его преданного друга Карата и др., выступающие как самостоятельные исторические этюды.

      Ненаписанными остались разделы, посвященные семейному и общественному быту лакцев, а также их духовной культуре. Эти главы настоящей работы составлены мною, Абдулгамидом Булатовым, на основе более ранних работ моей матери, в первую очередь - монографий "Лакцы (XIX-нач. XX вв.). Историко-этнографические очерки" и "Традиционные праздники и обряды народов горного Дагестана". Кроме этого, в работе были также использованы материалы исследований автора разных лет, посвященных различным вопросам этногенеза, истории, материальной культуры, занятий, семейной и календарной обрядности, рациональным знаниям и другим сторонам истории, культуры и быта лакцев. Я указываю на свое участие в доработке этой книги, доведении ее до конца только по одной причине - возможно, уровень последних трех глав будет несколько отличаться от тех, что написаны непосредственно самим автором. Можно быть уверенным в том, что если бы ей было отпущено немного больше времени, она бы сделала все это неизмеримо лучше, с добавлением новых, известных ей материалов, на новом уровне осмысления. Я же только выстроил в определенном логическом порядке то из созданного ею ранее, что имело отношение к данной тематике, с использованием некоторых новых сведений из ее архива.

      Работа эта давалась мне очень тяжело. У каждого человека есть своя, присущая только ему манера письма, способ изложения своих мыслей. И, читая работы матери, я слышал ее знакомый с детства голос, видел перед собой ее образ, и боль от невосполнимой утраты становилась еще острее. Но у ученых, как и у других творческих работников, есть преимущество перед остальными людьми: после них остаются их произведения, их книги. Хочется надеяться, что эта книга станет достойным посмертным памятником ее автору.

      Интерес Ангары Гамидовны к истории лакцев не случаен. Истоки его кроются в истории ее семьи, рода. Когда она писала о Сурхай-хане и его потомках, она писала о прошлом своего рода. Ее мать Качар - из тухума Кажлаевых, известного и в дореволюционный период, и в наши дни большим количеством ученых, образованных людей, вышедших из него. Отец, Абдулгамид Пашаев, принадлежал к той ветви ханской фамилии, что вела свое происхождение от старшего сына Чолак Сурхая Магомед-хана, имевшего от своей жены-турчанки Истаджалы сына Абдулла-пашу. Сын был назван так в честь отца Истаджалы, начальника гарнизона в Эривани (по другим данным, в Шабране), храбро сражавшегося с осадившими город войсками Магомед-хана и погибшего на стенах крепости вместе со своими сыновьями при ее штурме. Так в ханском роду появилось это имя - Абдулла-паша (Абдулла-Пача по произношению лакцев), а также еще одно - Абдул-Гамид (так звали одного из братьев Истаджалы, погибшего вместе с отцом в битве). Потомки Абдулла-паши не принадлежали к правящей ветви ханского дома и были беками в Кумухе. После поражения восстания 1877 г., в числе руководителей которого были и несколько представителей данного рода, остальные его члены были высланы из Дагестана и отправлены, как говорили в те времена лакцы, в "Сибирь". Сибирью для части выселенных, среди которых была и бабушка Ангары Гамидовны - Кистаман, стала Псковская губерния. Те, кто уцелел и вернулся из ссылки на родину, стали зарабатывать себе на жизнь ремеслом становились отходниками. Так, дед моей матери Абдулла-Пача был оружейником Дагестанского конного полка, жил ряд лет в Новочеркасске. У него было четыре сына - Абдул-Гани, Осман, Абдул-Гамид, Магомед-хан и дочь Пахай. До революции все они носили фамилию Сурхайхановы как потомки самого знаменитого из династии казикумухских ханов. После революции, чтобы избежать преследований, эту "говорящую" фамилию пришлось поменять на нейтральную Пашаев (по имени отца). Но, тем не менее, преследований полностью избежать не удалось. В 30-е годы был репрессирован и закончил свои дни в Сибири старший из братьев Абдул-Гани, а для остальных братьев и их потомков их происхождение отнюдь не являлось фактором, способствовавшим их успешному продвижению по службе при том, что своим трудом и талантом некоторые из них, как моя мать, достигли высокого уровня в избранной ими профессии. Осман Пашаев, как и его отец, был ремесленником, всю жизнь проработал ювелиром, был известен как человек очень строгих моральных правил и исключительной честности. Абдул-Гамид Пашаев, отец Ангары Гамидовны, получил высшее образование, закончив Ленинградский горный институт, стал инженером-геологом. В 1937 г., когда он работал на Украине, у него родилась дочь Ангара, которую впоследствии домашние и все, кто ее хорошо знал, звали Галей. В 1944 г. Абдул-Гамид Пашаев погибает в боях под Кировоградом на Украине. Младший из братьев, Магомед-хан, стал кадровым военным, посвятив свою жизнь службе в армии. Он участвовал в гражданской войне на стороне красных, прошел всю Великую Отечественную войну, был командующим танковым полком, брал Берлин, расписался на рейхстаге. Но, будучи военным по профессии, он был историком по призванию. Все свое свободное время он посвящал изучению истории родного края, собирал старинные документы, предания, легенды. Воевал на фронте и другой дядя Ангары Гамидовны, брат ее матери Загид Кажлаев, бывший летчиком и участвовавший в войне не только с фашистской Германией, но и с Японией.

      Завершая этот краткий экскурс в историю рода моей матери, хочется остановиться еще на одном моменте. Удивительное дело - казалось бы, представители ханской фамилии в силу своей классовой принадлежности должны были бы враждебно относиться к Советской власти, но нет, налицо совершенно иная картина - никто из них не стал контрреволюционером, напротив, они верой и правдой служили государству, сражались за него, а если приходилось, то и умирали. Видимо, дело в том, что уже во второй половине XIX в. они по своему образу жизни ничем не отличались от основной массы населения, зарабатывали на хлеб своим трудом. После революции их потомки стали учеными, врачами, преподавателями, инженерами, кадровыми военными. Что же касается самой Ангары Гамидовны, то не было более последовательного защитника Советской власти при том, что она прекрасно знала обо всех недостатках и пороках существовавшей системы, особенно когда речь заходила о том, что пришло ей на смену.

      После гибели на фронте Абдул-Гамида Пашаева его жена, Качар, работавшая учительницей в Кумухе, осталась одна с четырьмя малолетними детьми. Чтобы помочь вдове брата, старшую из дочерей, Галю, взял на воспитание ее дядя Осман Пашаев и вырастил ее вместе со своей дочерью Набат как родную. В 1954 г. Галя Пашаева заканчивает школу №'13 в г. Махачкала с золотой медалью и поступает в Дагестанский государственный университет им. В. И. Ленина на историко- филологический факультет. После окончания университета она поступает в 1960 г. на работу в Институт истории, языка и литературы Дагестанского филиала АН СССР (с 1992 г. - - Институт истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской Академии Наук) на недавно созданный сектор этнографии, с которым оказалась связанной вся ее дальнейшая судьба. В стенах этого института она проходит путь от младшего научного сотрудника до ведущего научного сотрудника, доктора исторических наук, известного в стране и за рубежом ученого- этнографа. Получают высшее образование и все ее сестры: Зара Гамидовна, окончив Дагестанский сельскохозяйственный институт, стала кандидатом биологических наук и преподавателем этого вуза, много лет на медицинском поприще после окончания Дагестанского медицинского института работают Набат Османовна, Наида Гамидовна и Сайда Гамидовна.

      В 1969 г. после окончания аспирантуры А. Г. Булатова защищает кандидатскую диссертацию по истории и этнографии лакцев, явившуюся первым исследованием в этой области, а сама Ангара Гамидовна становится первым ученым-историком среди представительниц лакского народа. В 1971 г. выходит созданная на основе диссертации ее книга "Лакцы (XIX - нач. XX вв.). Историко-этнографические очерки", ставшая значительным явлением в культурной жизни ее народа. Ангара Гамидовна выступает как соавтор в коллективных монографиях "Материальная культура даргинцев" (1967) и "Агулы" (1975), участвует в работе над историко- этнографическим атласом "Одежда народов Дагестана", в котором ею написан раздел "Мужская одежда".

      В 1988 г. в Ленинграде в издательстве "Наука" выходит ее монография "Традиционные праздники и обряды народов горного Дагестана в XIX-нач. XX в.", а через год, в 1989 г. в Москве в Институте этнологии и антропологии им. Миклухо-Маклая она защищает докторскую диссертацию по этой же теме. Впервые ею был открыт для науки и широкой читательской аудитории остававшийся до той поры неисследованным огромный пласт народной праздничной культуры, показана ее яркая зрелищная сторона. В литературе и науке о Дагестане еще с дореволюционного времени утвердилось мнение о суровости быта и нравов кавказских, в том числе и дагестанских, горцев, для которых в свободное от войн и борьбы за существование время были характерны лишь аскетические религиозные обряды. Такой подход существенно обеднял культуру народов Дагестана, Своими научными исследованиями А. Г. Булатова как бы перечеркнула такую одномерность в представлениях о дагестанских народах, их традиционной культуре, показав обширный взаимосвязанный комплекс разнообразных праздников, игр, развлечений, пронизывавших различные стороны их жизни. Труды А.Г. Булатовой положили начало новому культурологическому направлению в дагестанской этнографии. Продолжением и развитием основных положений докторской диссертации и созданных на ее основе "Традиционных праздников и обрядов..." с добавлением новых, ранее не рассматривавшихся направлений стал следующий труд Ангары Гамидовны "Сельскохозяйственный календарь и календарные обряды народов Дагестана", завершенный в 1990 г. Это фундаментальное исследование по десяти народам Дагестана, являющееся итогом десятилетних полевых работ, настоящая энциклопедия народной культуры, свод рациональных знаний в области календаря, метрологии, астрономии, метеорологии, фенологии, медицины и т. д. Помню, какое впечатление на мою мать в свое время произвела знаменитая книга Дж. Фрэзера "Золотая ветвь". Огромное количество материала, последовательно развертывающегося и выстраивающегося в стройную и яркую картину древних религиозных представлений... Прошло время, и Ангара Гамидовна написала свою "Золотую ветвь" по материалам Дагестана, выявив, показав во взаимосвязи и развитии важнейшие составляющие традиционной культуры народов Дагестана, ее жизнелюбивое и жизнеутверждающее начало. При том, что ее работы получили высокую оценку специалистов, в целом их значение широкой читательской аудиторией еще до конца не осознано. Возможно, виноваты в этом малые тиражи ее книг, традиционные для научной литературы. Лучше всех оценили их практическую значимость школьные учителя, часто использовавшие книгу Ангары Гамидовны "Традиционные праздники и обряды народов горного Дагестана в XIX - нач. XX в." для проведения уроков по предмету "Культура и традиции народов Дагестана" (в тех случаях, когда им удавалось ее достать).

      У Ангары Гамидовны было качество, очень важное для исследователя: она умела за частными, отдельными примерами разглядеть общие исторические закономерности, выходила через анализ конкретного дагестанского материала на решение больших, давно дискутируемых в науке проблем (например, в вопросе о кавказских амазонках, определяя их точную локализацию и социальную основу легенд о них; о "старухиных днях" в календаре, звезде "Турши" и г. д.).

      Ее отличала высокая работоспособность. Она могла одновременно выполнять несколько различных научных работ. На имеющемся полевом материале А. Г. Булатова могла в течение полутора - двух месяцев написать новую книгу. Ее творческий расцвет, научная зрелость наступают во второй половине 80-х годов, 1988 г, - выходят из печати "Традиционные праздники и обряды народов горного Дагестана в XIX - нач. XX в." (12,5 п. л.), о чем уже говорилось выше, и коллективная монография "Традиционное и новое в современном быте и культуре дагестанских переселенцев", в которой А. Г. Булатова выступает как соавтор. 1990 г. - закончена монография "Сельскохозяйственный календарь и календарные обряды народов Дагестана" (25 п. л.). Возможность ее издания появилась только сейчас благодаря выигранному в 1998 г. гранту РГНФ, но моя мать не успела увидеть ее изданной. В 1991-/995 гг. написаны и подготовлены к изданию монография "Рутульцы. Историко-этнографическое исследование" (15 п. л.), а также другая работа "Праздничная культура народов Дагестана" (10 п. л.). 1994-1996 гг. - разработка новой темы по истории, культуре и быту агулов, завершающаяся представлением одноименной монографии объемом 25 п. л. (совместно с А. И. Исламмагомедовым). В 1994 г. в США в "Энциклопедии мировых культур" выходит ее статья "Рутульцы". В 1997-1998 гг. А.Г.Булатова (работает над новой книгой, посвященной истории и культуре лакцев. Написаны три главы объемом 13 п. л. Кроме того, в 1998 г. ею написана и подготовлена к изданию работа "Традиционная культура питания" (6 п. л.). В этом же году в энциклопедии "Народы и религии мира" опубликованы две ее статьи - "Рутульцы" и "Лакцы". Параллельно в 1997-1998 гг. шла работа над темой "Экологическая среда и материальная культура народов Дагестана" по исследовательскому гранту РГНФ, а также готовился материал для создания обобщающего исследования по цахурам.

      Смерть оборвала все планы...

      С начала 90-х годов Ангарой Гамидовной написано шесть монографий общим объемом 94 печатных листа, не считая многочисленных статей. Ею за короткий срок была выполнена работа, равная успешной работе целого института.

      Всего за свою жизнь Ангарой Гамидовной Булатовой создано свыше 130 научных трудов. Туда входят семь опубликованных монографий, включая эту. Три книги, посвященные рутульцам, агулам и традиционной культуре питания, еще ждут своего издания.

      В последние годы жизни А. Г. Булатова сочетала научную работу с преподавательской деятельностью. Среди ее учеников были учителя, приехавшие на курсы повышения квалификации, студенты вузов, учащиеся воскресной школы. И кто бы ни составлял слушательскую аудиторию, к каждому она находила свой ключ, могла заинтересовать, найдя что-то новое, интересное, или, наоборот, знакомое, близкое из истории его родного края, культуры его народа. На ее занятия в воскресной школе, куда она была приглашена преподавать, стали приходить вместе с детьми и их родители, привлеченные восторженными рассказами своих отпрысков об интересных уроках по истории и культуре Дагестана. В Педагогическом университете, где Ангара Гамидовна два года проработала на кафедре теории и истории культуры, она пользовалась заслуженным уважением преподавателей и студентов. Несколько лет Ангара Гамидовна регулярно выступала по местному дагестанскому радио с рассказами о различных обычаях и традициях народов Дагестана. В течение двух лет, в 1997-/995 гг. ее приглашали в качестве председателя жюри фестиваля моды "Кавказский стиль".

      При всей важности для нее научной деятельности на первом месте у нее была семья. Напряженная научная работа сочеталась с обязанностями хозяйки, жены, матери двоих детей. Ангара Гамидовна была очень доброжелательным, приветливым человеком. Стоило в доме появиться гостям, как тут же откладывались в сторону научные труды, исписанные четким ровным красивым почерком листы бумаги, и место погруженного в научные изыскания исследователя занимала гостеприимная и радушная хозяйка дома. Для своих детей она была не просто матерью, но и надежным мудрым другом и наставником. Она никогда не беспокоилась о себе, вся ее жизнь была заполнена заботами о детях, близких, родственниках, друзьях. Она ушла из жизни стремительно, оставив после себя брешь, которую ничем не заполнить. Когда такие люди уходят, мир становится пустым.

      Недолгая яркая жизнь, жизнь как прямая линия, туго натянутая струна без единого провиса, провала, отступления. Она всегда шла вперед, как бы трудно не было, надеялась на лучшее. Что бы она ни делала, за что бы она ни бралась, все выполнялось как следует, с полной отдачей. Если бы понадобилось определить философию, девиз ее жизни, то, вероятно, он звучал бы так: то, что делаешь, делай наилучшим образом.

      Все, чего Ангара Гамидовна добилась в жизни, было достигнуто упорным трудом. Природная одаренность помогала легко учиться, быстро вникать в суть дела, писать по 15-20 страниц текста в день, но для того, чтобы женщине самой, без помощи отца, братьев, влиятельных родственников добиться успеха в выбранной ею сфере деятельности в Дагестане, где карьера, достижение какого-то положения в обществе традиционно считаются мужским уделом, нужен постоянный каждодневный упорный труд. Учась в аспирантуре, она уже имела на руках маленького ребенка, писала диссертацию по ночам, почти не спала, но, несмотря на все трудности, закончила, представила и защитила ее в срок. В течение 38 лет А. Г. Булатова ежегодно на 2--3 месяца летом выезжала в экспедиции. За это время она объехала весь Дагестан, побывала в самых отдаленных и труднодоступных его уголках. В первые годы ее работы часто приходилось добираться в отдаленные горные селения куда не было тогда машинной дороги, пешком, проходя за день порой не один десяток километров. Нередко приходилось добираться в пункт назначения по таким дорогам, где одно колесо машины терлось о скалу, а другое нависало над пропастью. Но собранный с таким трудом материал далеко не всегда, по не зависящим от автора причинам, находил дорогу к читателю. Так было, в частности, с историко-этнографическим атласом "Одежда народов Дагестана", работе над которым было отдано пять лет.

      В жизни Ангары Гамидовны была такая особенность - если существовала несколько вариантов развития событий, касающихся ее, то ей выпадал самый трудный. Возможно, судьба распоряжалась так потому, что именно она и была способна с этим справиться. Она была тонкой, ранимой и вместе с тем очень сильной натурой, смелым и справедливым человеком.

      Ей был присущ подлинный аристократизм, основанный не на высокомерии и тщеславии, не на чувстве превосходства над другими людьми, а на глубоком чувстве внутреннего достоинства, не подвластного никаким внешним, даже самым неблагоприятным факторам. Вместе с тем она была очень скромным и простым в обращении человеком, никогда не стремившимся к известности, не старавшимся попасть на телеэкран или страницы газет. Те строки, которые посвящены здесь моей матери, никогда бы не смогли появиться при ее жизни, она бы этого не позволила. Сейчас, когда ее уже нет, хочется в предисловии к ее последней книге отдать ей должное. Конечно, в несколько страниц книжного текста невозможно уместить все то, что можно было бы и хотелось бы сказать об авторе этой книги. Надеюсь, что сказанное выше дает краткое представление о ней. Она была настоящим человеком и настоящим ученым. Эта книга создавалась Ангарой Гамидовной не для получения каких-то регалий, не для зарабатывания денег (коммерция была ей чужда). Это ее последний бескорыстный дар своему народу, заключительный вклад в науку, которой она посвятила всю свою жизнь. Издание этой книги стало возможным только благодаря помощи и поддержке ближайших родственников - сестер Ангары Гамидовны, их детей, друзей семьи.

      Абдулгамид БУЛАТОВ.

Оглавление