Вера и надежда

 
Ф.Закиев

К 60 летию Победы.

      В 1941 году мне не было и восьми лет, а потому начало этой страшной и кровопролитнейшей войны в памяти моей - это разве что зенитки и землянки солдатские под парашютной вышкой у кромки Бакинской бухты, окна жилых зданий и учреждений, заклеенные по диагоналям бумажными полосками, подвалы дома, где тогда мы жили по улице Кривой, спешно ставшие бомбоубежищами да и, может быть, ещё -огромные, на всю страну, карикатуры с крысиным ликом Гитлера, толстого, как пивная бочка, Геринга и обезьяноподобного Гебельса со смешным хвостиком - на фасаде многоэтажного управления "Каспара" на улице Джапаридзе.

      А вот для лачки Патимат Аминовой, прервав учёбу в Махачкалинском медицинском училище, с третьего курса санитаркой ушедшей на огнём полыхающие рубежи второго Украинского фронта, война оказалась несколько иной: с пеленой гари над пыльными дорогами и багровым от пожаров небом; с толпами спасающихся о врагов беженцев - стариков, женщин, детей; с повозками, переполненных раненными бойцами; в непрестанном треском автоматных очередей, фашистскими танками, с чёрно-белыми крестами на башнях, в грохоте оглушающей пальбы накатывающимися на наши позиции.

      Со всем этим 17-ти летняя Патимат столкнулась уже через месяц после начало войны. -И как-то сразу, -вспоминает Патимат Гаджимурадовна ,- все девичьи мечты, всё привычное, будничное и домашнее осталось далеко позади- и любящие родители в Кумухе, и мать Уммукусум, и отец Гаджимурад Гаджимурадович, известный в Дагестане и далеко за его пределами просветитель и педагог, и сестры Басират и Назима, и брат Ариф, и неразлучная со школьной скамьи подружка Султан Туртаева, и полные солнца и люди улицы Махачкалы у самого моря, куда к тому времени семья Аминовых перебралась из селения Кумух. Волею судьбы Патимат оказалась в числе тех тысяч молодых людей, о которых в народе сложили песню:

      Мальчишки, мальчишки, вы первыми приняли бой,
Мальчишки, мальчишки, страну заслонили собой…..

      На эти поэтические строки могли справедливо обидеться девушки, так же с первых же дней войны, вставшие на защиту Родины. В их числе и Патимат Аминова, для которой в тяжёлый час испытаний война стала каждодневной работай. Работай, не знающей передышек и не щадящей никого в пору, когда Красная Армия, сдерживая натиск немцев, отступала неся большие потери. Тяжелые бои шли на юго-западе Украины, в лесах Белоруссии, Прибалтике, Крыму…..

      И Патимат приходилось прямо на поле боя, в окопах, под нарастающий на виражах вой "мессеров", грохот взрывов, заслоняя своим хрупким телом от пуль и осколков раненых в бою солдат и командиров, спешно перевязывать раны, перетаскивать их в безопасные места, в полевые медсанбаты, а в затишье между обстрелами и бомбежками - рыть окопы и траншеи, запасаться продовольствием, перевязочным материалом, дровами.

      Врагами нашими были не только немцы, часто бомбившие нас с воздуха, обстреливавшие минами и снарядами и не только голод, с которым мы свыклись, но и лютые морозы страшной зимы 1941-1942 года. До жути тогда в госпитале было. Те немногие минуты, которые нам удавалось урывать между операциями, перевязками раненых, сотнями, поступавшими с фронта, мы и медсестры и военврачи прижимались крепко к полустанкам тёплых русских печек. Ну, а чтобы как-то унять голод, об этом и думать не приходилось: только урывками. Да очень часто и есть просто было нечего: в лучшем случае, похлебку из разбавленной на холодной воде овсянки.

      Позднее Патимат перевели служить в санитарные поезда, которые спешно эвакуировали раненых в боях солдат и командиров в тыловые госпитали в Гудермесе, Хасавюрте, Махачкале, Баку. Опять же под частые бомбежки в пути, а то и, временами нарываясь на нежданные рейды немецких танков, хотя поезда эти и находились, якобы, под защитой Международного Красного Креста, - обстоятельство, с которым фашисты нисколько не считались. И в новых для нее условиях на совесть старалась Патимат: от станции к станции без устали перевязывала раненых бойцов, оперировала их, кормила и поила, читала им письма от родных и близких, отвечала на них.

      "Снегурочкой" называли в вагонах эту снежно - беленькую, лунноликой красоты девушку, а еще - то "Верой" то "Надеждой", верно, за то, что Патимат в трудный час всегда вселяла в раненых защитников Родины надежду и веру, была добра очень ласкова к ним. Трудно подсчитать, скольким нашим бойцам и офицерам в годы войны спасла она жизнь…

      Победу она встретила в одном из госпиталей Махачкалы, а после войны, демобилизовавшись в звании лейтенанта медицинской службы,она нашла в себе силы не только закончить медицинское училище, но и Дагестанский Медицинский Институт. В 1963 году, переехав в Баку, до выхода на пенсию в 1989 году, успешно трудилась в различных структурах Республиканской санэпедемстанции, в частности, в отделе борьбы с особо опасными инфекциями, боролась с вспышками таких серьезных эпидемических недугов, как бруцеллез, холера, брюшной тиф, а в составе различных медицинских и научных экспедиций, можно сказать, объездила всю республику - от Дагестана до границ Ирана.

      Сегодня Патимат Гаджимурадовна, кавалер 13 орденов и медалей, на заслуженном отдыхе. Но покой и в 80 лет, как говорят, ей только снится. Патимат ханум, как ее уважительно называют азербайджанцы, активно сотрудничает с Республиканским комитетом ветеранов Великой Отечественной войны, посольствами России и Украины, на территориях которых и она, как могла, приближала великую нашу Победу. И делает многое, чтобы из памяти народов никогда не изгладились подвиги наших дедов и отцов на фронтах минувшей страшной войны.

      - Мне довелось многое испытать в жизни и во многом преуспеть, - говорит Патимат Гаджимурадовна и думаю, что это благодаря тому, что я с детства уверовала в Аллаха, милосердного и не знающего границ милостивого, и верила и творила добро. И сегодня в трудные для меня минуты я всегда обращаюсь к Всевышнему - и каждодневных молитвах, и в намазах в мечете, которых я никогда не пропускаю. И Вера в откровения, снизошедшей от Творца к достопочтимому пророку Мухаммеду, позволили мне разглядеть в земной нашей жизни много праведных путей к нравственному самоочищению человека, в том числе и самого себя. Писания Священной книги научили меня быть терпеливее,
скромнее в своих желаниях , а так же научили меня близко к сердцу принимать страдания человека, нутром своим чувствовать его боль, а в души людей с достатком постоянно ронять зёрна великого Божьего милосердия….

Ф.Закиев Баку, 2005 г.
Фото автора.

На снимке: 81-ая весна Патимат Аминовой, ветерана войны, человека мужественной отваги, вместе с тем доброго очень, отзывчивого и в день радости, и день печали, живущего по заповедям Всевышнего. 2005 год.

Главная страница