Фатали-бек
 

      Фатали-бек происходил из ханского тухума. Он был сыном двоюродного брата [по мужской линии] последнего лакского хана Агалара (вероятно, это ошибка, и он является сыном Абдурахман-хана -- родного брата Агалара -- Ред.). Башир-бек вместе с семьей сбежал к Шамилю. Шамиль назначил его своим наибом, с ним же наибом был и старший его сын Абдурагим (позже Абдурагим был назначен одним из четырех мудиров -- Ред.). Фатали-бек же недолго был у Шамиля, возратился к Агалар-хану и вступил в его войско, став его нукером.

      Фатали был смелым и мужественным. За это Агалар его любил и не препятствовал ему ни в чем. После пленения Шамиля русскими ему было присвоено звание и он был назначен наибом Вицкинского, а затем Мукаркинского магалов (Кази-Кумухского округа). В то время Дусра-ратские селения (они расположены в нынешнем Чародинском районе -- Ред.) также относились к Мукаркинскому наибству. Фатали-беку принадлежали две-три горы из тех, которые ранее были собственностью ханов и были розданы [губернатором Дагестана] Лазаревым бекам. В то же время он дружил с сомнительными людьми. Рассказывают: в Дусрахском селении Кучра был вор. Он воровал кумухский скот и лошадей, пасшихся в горах, продавал их в Закаталах, а плату отдавал Фатали. Фатали большую часть денег оставлял себе, меньшую отдавал вору, за что и прикрывал его. Когда вор попался, он признался следователю, что 70% денег Фатали присваивал себе, а 30% дарил ему. Поэтому Фатали потерял доверие.

      Кроме того, людей, насильно выводимых для выполнения дорожной повинности -- дорога проводилась из Цудахара до Кумуха, а десятидневная повинность была бесплатной, -- Фатали заставлял работать на строительстве своего дома. Все это сослужило ему плохую службу и от его наибства былы отделены Дусрахские селения и переданы другому наибу. А позже было даже отправлено распоряжение губернатора об аресте Фатали-бека. Фатали через своих друзей, служивших в комендатуре Кази-Кумухского округа, удалось перехватить письмо с этим распоряжением.

      В это время шла русско-турецкая война, а в Чечне пылало пламя восстания. Упорно распространялись ложные слухи об успехах турок на всех фронтах, что они-де вот-вот появятся в Дагестане. Также стали распространяться слухи о восстании в Согратле. Возлагая надежду на турок, Фатали задумал избавить себя и народ от чиновничьего произвола и власти царя. Поэтому он зачастил в Согратль с переговорами, где восстание вскоре приняло открытую форму. Вначале дела шли неплохо. Однако довольно быстро распространившееся в Андалале восстание начало итди на убыль. В такой обстановке Согратль больше нуждался в Фатали-беке, чем Фатали-бек в Согратле. Чувствуя это, Фатали колебался. Окончательно на сторону восставших он перешел, когда к нему прибыл отряд согратлинских повстанцев. В ходе состоявшихся переговоров он, привыкший жить свободно, достойно, знающий цену высокому посту, предоставленному русскими, высокому чину, данному ими, предпочел умереть и быть похороненным в земле, чем жить, пресмыкаясь перед начальниками и терпя их бесчинства. Он решил, что лучше и в дальнейшем жить с достоинством и стать ханом лаков, если это удастся, чем влачить презренное существование. Он принял отряд согратлинцев. Затем убедил отряд в 600 человек во главе с ротмистром Абдул-Маджидом из Кумуха, отправленный начальником Кази-Кумухского округа полковником Чембером для охраны границы с Согратлем, перейти на сторону повстанцев. Так не дал задохнуться огню восстания, перенеся его в дальнейшем в Азербайджан, Кубу, а также в некоторые селения Нухинской области. Пока был жив Фатали, восстание развивалось вширь, с его смертью оно начало терпеть неудачу. Если бы Фатали было суждено жить дольше, возможно и восстание не было бы так быстро подавлено.

      Фатали все время шел впереди войск, полагаясь исключительно на свою смелость, потому и погиб рано. Если бы он чрезмерно не рвался вперед, а предпочитал бы узнавать о ситуации от командиров, он многое успел бы свершить.

      Несмотря на то, что Фатали стремился стать Кази-Кумухским ханом, он не был гордым и заносчивым подобно другим потомкам ханов. Он был прост в отношениях с простыми людьми, даже участвовал в молодежных спортивных играх. Отправляясь на бой, он завещал, чтобы его похоронили не на ханском кладбище, а рядом с Хаджи-Абакаром, ученым, прославившимся благими делами, и чтобы 100 баранов было отдано горожанам Кумуха в качестве милостыни, а их шкуры были обменены за порох. Однако результаты восстания были таковы, что было не до выполнения завещаний.

      Погиб Фатали-бек в самом начале сражения под Левашами от русской пули. Оставшиеся без него отряды повстанцев проиграли это сражение. Это было началом поражения восстания.

Али Каяев (Замир Али)