Воин Кайдар - народный любимец
 

      Большая Укалинская крепость. Войска шамхала Сурхая Длинного окружили ее. Их много. Они полны бодрости, силы и оптимизма, ведь крепость охраняет лишь горстка людей во главе с Кайдаром. Смех охватывает прославленные дружины шамхала при одной мысли, что им противостоит Кайдар, который явно не вышел ростом.

      - Кто это в крепости сидит, кто это крепость охраняет? Посланник Мехти Черного (Кара Магди) Кайдар-с-мизинец? Разве может Кайдар-с-кулачок защитить крепость? Крепость сдай нам, а сам, Кайдар, выходи. Мы тебя простим, коня вороного тебе дадим, и клянемся Создателем, дадим тебе и крымский пистолет в придачу! -- хохочут они.

      - Пришел я не сдавать, а защищать. Всего этого у меня хватит, пока здоров Мехти, -- отвечает смелый Кайдар.

      Сдались ночью же его союзники Мамаш-бек и Хайдар-бек. И снова войска шамхала кричат у стен крепости:

      - Кто это в крепости сидит, кто это крепость охраняет? Где твои соратники? Выходи, Кайдар, выходи! -- издеваются они.

      - Пришел я не сдавать, а защищать. Товарищ мой в бою сам Бог-Победоносец, и мать меня родила один раз, -- отвечает Кайдар.

      Все стрелы до единой пустил Кайдар во врагов, все пули без промаха отстрелял Кайдар и начал взывать:

      - О укалинские люди! Правый глаз дам за одну пулю! О укалинские девушки! Сердце в груди отдам за порох для одной пули!

      Узнали, наверно, кази-кумухцы, что у Кайдара стрелы кончились, ближе к крепости подошли и подожгли ее. Сидит на башне Кайдар-с-мизинец:

      - Не о себе жалею я, а об оружии из слоновой кости!

      Прыгнул он с третьего этажа и скрылся в ржаном поле. Но предатель выдал его и попал он в плен. Но не тужит Кайдар:

      - Сварите и скушайте мое тело, но пока душа была жива, крепость крепко я защищал.

      Так рассказывает народная баллада о событиях, произошедших более трехсот лет назад. Мехти Черный был феодалом из шамхальского рода. Много приложил он сил, оспаривая право на наследование престола Кази-Кумухского шамхальства. Его сильно поддерживали укалинцы, ближайшие соседи Кази-Кумуха, унчукатлинцы и ряд селений. Окруженную войсками шамхала Укалинскую крепость защищал Кайдар, который, несмотря на малый рост, показал незаурядное мужество. Однако тщетно. Не удалось ему ее отстоять.

      Что же касается самого Мехти Черного, то, как всегда в правящих кругах, нашлось компромиссное решение. Ему была выделена местность в предместьях гор, которые в наше время называются Волчьими воротами. Сперва он управлял аймакинцами, потом охлинцами, урминцами, кулицминцами, далее джунгутайцами и т.д. Так создалось Мехтулинское ханство. Названия ряда селений этого ханства -- Урма, Кулицма, Охли -- в точности повторяют лакскую топонимику.

      Как же оказалось, что владевшие почти всем Дагестаном шамхалы не сумели обуздать Мехти-бека? Вспомним, что в то время (в XVII веке) власть шамхала начала слабеть, шамхалат был расколот на ряд владений, Кази-Кумух, бывший стольным городом этого государства, а в ту пору вынужденный быть лишь летней резиденцией шамхалов, не хотел делить власть с другими городами -- Буйнаком или Тарки и готов был восстать против своих правителей. Мехти Черный отлично воспользовался этой ситуацией. Однако не его, мятежного феодала, воспел народ. Лаконичными, меткими, как стрелы Кайдара, словами он прославил простого его воина за его смелость, мужество, преданность делу.

С.Мусаев