Подвиг оставшийся незамеченным
 

      На дагестанскую землю-кормилицу оплевали пулями, изранили осколками, осквернили минами, гранатами. Вместо того, чтобы рожать хлеб, радовать людей фруктами, овощами, сейчас наша матушка-земля вытаптывается грязными сапогами бандитов, обильно поливается человеческой кровью. Идут бои в Новолакском районе. 11 сентября проводится обстрел сел, где предположительно скрываются боевики. Это селение Тухчар, Новолак, Ахар, Чапаево, Гамиях и Шушия. О том, как проводили бой и выходили из окружения новолакские милиционеры и липецкий ОМОН, рассказывает участник героического сражения, длившегося почти сутки, начальник Новолакского РОВД Муслим Даххаев.

      - Расскажите, как началось сражение в Новолаке, ведь вы были в центре событий.

      - 5 сентября в шестом часу утра я получил сообщение от дозорных, выставленных мною по периметру границы с Чечней о продвижении боевиков в глубь района и есть места, где они уже прошли и столкнулись с нашими блокпостами. Они сообщили, что боевики продвигаются в селения Гамиях, Тухчар, Новолакское. Моментально мы объявили полную мобилизацию, добрались до райотдела милиции и заняли оборону. Через огород от нас расположились боевики. Они вели прицельный огонь по Дому культуры, в котором расквартировались липецкие омоновцы. За нами - почта, телеграф, куда ни в коем случае нельзя было допустить боевиков. Омоновцев было 25 человек, наших почти столько же.

      - Как случилось, что бандиты прошли все заслоны?

      - Дагестан не зря называют страной гор. Тут столько троп, объездных путей, ущелий. Есть где спрятаться от людских глаз. И потом. У нас ведь граница с Чечней не государственная, что стоит ее нарушить до зубов вооруженным бандитам, иудам, продавшимся за тридцать сребренников. Четкой согласованности между авиацией и наземными службами вначале тоже не было. Пока наземные службы передадут координаты скопления боевиков и авиация начнет бомбить, проходит определенное время, и бандиты успевают скрыться. Бомбы зря разрушают объекты. В результате страдает мирное население. Наши ребята - молодцы, ни один не уклонился, ни один не спрятался. Мы всяческими силами старались помочь осажденным омоновцам. Бандиты по рации, имитируя голоса русских ребят, выступали от их имени с просьбами помочь, провоцируя нас на открытый бой. Но я понимал, что открытым боем ни ребятам не помогу, ни своих бойцов не сберегу. С девяти до двадцати часов вывели всех омоновцев, одного из них, смертельно раненного в живот и в голову, тоже вынесли из окружения. Раненых всех вывели.

      - А поддержку вам не пытались оказать?

      - Пытались, но мы слышали по рации о том, что танк и два БТРа, прорывавшихся к нам, подбили. Мы были окружены плотным кольцом. Пытались прорваться к нам оставшиеся наши милиционеры и подразделения из Хасавюрта. Однако пробиться они не смогли. Наш обзор был 15 метров вперед, 100 метров вбок. Мы держались 21 час. Мы понимали, что если сдадим этот плацдарм, то проиграем бой. Бандитов было около тысячи человек. Некоторые из боеприпасов были у нас на исходе, и мы просили руководство доставить боекомплекты. Руководство успокаивало, обещая поддержку и боеприпасы, однако пробиться к нам не было никакой возможности. Со стороны Зандака к нам на помощь пытались пробиться солдаты, однако и это им не удалось. Мои ребята вели себя мужественно, отважно сражались, не впадали в панику, также вели себя и липецкие омоновцы. Приказы выполнялись четко, может все это и спасло нам жизни.

      - Отношение бандитов к дагестанским милиционерам и солдатам из России разное?

      - Различие в том, что дагестанцев с оружием они или забирали в плен, или убивали, а с русскими поступали с особой жестокостью - перерезали горло, отрубали головы, вспарывали животы.

      - Противник хорошо вооружен?

      - Каких видов оружия у них только нет: пулеметы, установки АГС, минометы -- очень страшное оружие против пехоты, которое стреляет разрывными пулями. Они оснащены "мухами", патронами в неограниченном количестве. Рация у них более совершенная, импортная, все наши разговоры они спокойно перехватывают. Поэтому секретные сообщения по рации мы не передавали, посылали гонцов. Они и нам предлагали коридор, при условии, что мы оставим русских, даже обещали выпустить нас с оружием. На эти предложения мы отвечали огнем.

      - Как вам удалось выбраться из окружения?

      - В 22 часа поступил приказ от зам.министра ВД Оленченко покинуть позиции, чтобы сохранить жизни личному составу. Обещали нас прикрыть огнем с конца села. Боевики ждали, что мы выйдем к речке. На ферме они сделали засаду. Мы не стали выполнять этот приказ, потому что у нас в Чапаево остались двадцать человек на посту и двадцать пять солдат и две БМП, а боевики уже просачивались туда. До Чапаево 3 км, и мы стали думать, как вытащить оттуда ребят. Мы послали туда гонца, чуть позже второго для страховки, так как говорить по рации не могли, боясь перехвата. Мост контролировался боевиками, наши ребята по лощине перебежками по нескольку человек прошли к нам, естественно, с оружием. Осталось две БМП и 15 солдат. Стали думать, как их вывести из окружения. Под прикрытием залпов тяжелых орудий дал приказ ехать к нам на полной скорости в пяти метрах друг от друга, не прекращая обстрела. Часам к 4-5 утра удалось собрать всех в райотдел. В это время снова поступил приказ покинуть позиции. Стали готовиться к отходу, спрятали или уничтожили все документы. Раненых и погибших погрузили на БМП. Вперед пустили отряд из 10 человек для разведки. В это время боевики подожгли скирды, вся местность была хорошо освещена, но эта группа прошла беспрепятственно. Всех остальных членов отряда разбили на группы, а БМП пустили на полном ходу под прикрытием нашего огня в сторону Хасавюрта. Перед выходом всех ребят предупредил о том, чтобы не было паники, чтобы держались друг за другом, помогали друг другу. Боевики не предполагали, что мы так дерзко отважимся на прорыв, и это нас спасло. А сами мы ушли обходным путем в сторону Чечни и прошли 25 км по лесам через Казбековский район. К 8 часам утра мы подошли к Новокули. Сразу же узнали о судьбе БМП, солдаты спаслись. Правда, одна БМП была подбита и перевернулась, но благодаря умелым действиям командира весь состав остался жив.

(Новокули. 11 сентября 1999)

      Прошло полтора года после новолакских событий. Потихоньку залечиваются раны, сглаживаются рубцы, нанесённые бандитами. Сельчане налаживают свой быт, снова обживают свою землю. А что наши герои? Получилось, как в поговорке "Всем сёстрам по серьгам!", а главному-то герою -- Муслиму Даххаеву -- ничего. Не заметили его подвига в той сутолоке, или не захотели заметить. Но он так же работает. "Не в наградах счастье, -- обрывает любой разговор, касающийся его подвига. -- Работаем для себя, чтобы наши дети могли расти на своей земле свободными людьми!"

      Кстати, у Муслима в декабре родился ещё один ребёнок. Надеемся, что его дети унаследуют от отца и храбрость, и объективность, и смекалку.

Эмма Тыщенко.