Парту Патима -- славная дочь Дагестана
 

      "У лаков есть даже своего рода Жанна Д'Арк, Парту Патима, которая некогда спасла родной край от нашествия монголов. О ее подвиге свидетельствует и надгробный памятник, который привлекает летом много паломников, преимущественно женщин: ее считают святой девой."

Саид Габиев. "Лаки. Их прошлое и быт."

      О Парту Патиме не сохранилось исторических свидетельств. Вероятно поэтому современные фольклористы и этнографы пишут о ней, как бы извиняясь перед историками. А между тем историкам надо извиняться перед ее памятью, ибо современные ей хронисты мало что оставили после себя о той эпохе, историки же нашего времени настолько увлеклись общественными отношениями, что личности часто оказываются похороненными под плотным пластом базистно-надстроечных взаимоотношений. Писать же о национальной героине надо так, как говорит о ней память народа.

      К тому периоду уже более десяти лет длилась ожесточенная война между золотоордынским ханом Тохтамышем и беспощадным Тимурленком, война не до победы, а на уничтожение одной из сторон. Тохтамыш "целенаправленно, методично и со всей возможной энергией" (В.Л.Егоров. Историческая география золотой Орды в XIII-XIV вв., Москва, "Наука", 1985) пытался осуществить мечту о восстановлении империи Ченгизидов, а Тимур хотел наказать неблагодарного хана (он в свое время помог Тохтамышу возвыситься в Орде).

      Несметная армия ордынского хана преимущественно добивалась успеха, когда Тимур вел войну на другом конце страны. Войска Тимура били татар. Но летучие орды последних успевали отступить, не дав разгромить себя полностью. Вот Тохтамыш со 100-тысячной армией появляется под Табризом и захватывает его, а через пару лет наносит удар на другом конце империи по Хорезму. Тимур преследует своего врага до верховьев Тобола, вышибает его из Сибири, а затем и вовсе отбрасывает его за Итил (Волгу). Опять неутомимый татарин собирает огромное войско, совершает нашествие на Кавказ. И снова Железный Хромец изгоняет его по другую сторону Кавказского хребта. Теперь он понимает, что недооценил своего врага и что эта борьба не прекратится до полного рагрома соперника. И рагромить его надо на его собственной територии. Пройдя через Дербент и не утруждая себя борьбой с дагестанскими союзниками хана, он смело идет на генеральное сражение с основными войсками татар. В ожесточенной битве, произошедшей весной 1395 г. на Тереке, в которой, казалось, Тимур попал в катастрофическую ситуацию, он титаническими усилиями сумел взять верх. Преследуя врага до междуречья Волги и Дона, он рассеял его войска и тем положил начало концу Золотой Орды. И только после этого он вернулся в Дагестан, чтобы наказать Кази-Кумухского шамхала, вассала и союзника Тохтамыша.

      Войска Тимура настигают отступающего в горы шамхала в местечке Ушкуджа (большинство историков предполагает, что это Акуша. Однако, несмотря на то, что несомненно Тимуром был нанесен удар и по даргинским поселениям, есть предположение, что это крепость недалеко от Хосреха, что вполне возможно, так как далее по маршруту войска Тимура следуют в Кули). Ожесточенные сражения произошли за Кули и Таус -- крепость недалеко от Кули. Там они наносят поражение кази-кумухцам. Упорное сопротивление преодолено, крепости взяты, жители перебиты, из убитых "устроен холм", убит сам шамхал, голову которого преподнесли Тимуру. Таково сообщение придворного историка завоевателя Шараф-ад-дина Иезди.

      Однако народные предания свидетельствует о том, что неудержимому хромоножцу было нанесено поражение в дагестанских горах. И не только предания. Вот что написано в рукописной книге Мухаммада б. Ахмад "Канз аррагибин фи шарх Минхадж атталибин" из личной библиотеки жителя с.Муги Акушинского района М-З.Закаргаева:

      "797 (год) -- дата прихода Тимурленга со своей громадной силой в селения Дарга, разрушение Муха и гибели в сражении его жителей. Пропали уже все надежды (на спасение) из-за интриганов. Но тут пришла к нам помощь из вокруг лежащих селений: из Авара и Гумука и мы освободились от того великого несчастья."

      Другое свидетельство исходит от католического монаха, по всей вероятности пребывавшего в те годы в Дагестане: "Тимурленг сделал попытку проникнуть в эти горы, в эту страну (в Дагестан), имея под рукой сто тысяч вооруженных людей. Но они (горцы) встречали армию перед густым лесом и нанесли им такие потери, что Тимурленг приказал отступить." (Иоанн де Галонифонтибус. Сведения о народах Кавказа. 1404г. -- обе цитаты взяты из книги: Махмуд из Хиналуга. События в Дагестане и Ширване XIV-XVвв. Махачкала, 1997.)

      Лакское народное предание, а также фольклорная поэма "Парту Патима" гласит, что поражение эмиру мусульман было нанесено войсками шамхала, возглавляемыми славной дочерью гор. Участие горянок, взявших оружие в руки в боях за свободу отечества, никогда не было новостью. Редкостным является предводительство войска женщиной. Наших современников оно удивляет так же, как воинов Тамерлана или Надир-шаха, когда "между мужским полом к неслыханному удивлению и женщины были и врасплох... дружно ударяли" врага. (М.Р.Арунова, К.З.Ашрафян. Государство Надир-шаха Афшара. Москва, Изд-во Восточной литературы, 1958) Рассуждая с точки зрения здравомыслия, современные авторы, даже не сомневаясь в историческом существовании девушки-героини, стыдливо называют эту славную победу локальным сражением. А между тем, даже историки Тимура не сообщают о захвате Кази-Кумуха, сам же полководец, находясь на расстоянии нескольких километров от него, почему-то поворачивает назад. Никогда бы наши историки не поставили и Жанну д'Арк во главе прославленных рыцарей. Но это сделал король Франции Карл VII. Что же касается здравого смысла, то не он ли заставил великого Шекспира представить французскую национальную героиню ведьмой. Свидетельства же той эпохи настолько скудны, что не сохранилось даже имен ни шамхала, ни кого-то другого.

      Многих удивляет также то, что Парту Патима, согласно эпической поэме, выходит победительницей в единоборстве с лучшим бахадуром из стана Тимура. Ведь известно, что "войско Тимура составлялось из профессиональных вояк -- "гулямов" (удальцов)... для того, чтобы получить хорошее жалование, воин-гулям должен был продемонстрировать свое умение: например, на всем скаку снять копьем кольцо, которое проверявший держал в двух пальцах" (Л.Н.Гумилев. Черная легенда. М., Экопрос, 1994). Может горец и проиграл бы этим виртуозам копья и меча на плоскости, но в горах каждый камень, густо пропитанный кровью его предков за сто веков, становился его верным помощником и вдохновителем, там он был хозяином положения.

      А за что было воевать гулямам всесильного тирана в размытых горными потоками ущельях? Настолько было скудным имущество горца, ничтожными средства к существованию, что только пламенная любовь к родной земле заставляла платить за нее самой высокой ценой -- жизнью. А за что платить жизнью воину Тимура, который привык получать огромные трофеи за победу? За огрызок "военного хинкала" (аьрайн гьавккури -- походная пища лакца) в хурджине сына гор? Великий Хафиз, любимец всего Востока, готов был отдать за родинку прекрасной турчанки и Самарканд и Бухару, города составлявшие славу и гордость Тимура. Что в этом удивительного, ведь правители его времени были сродни Бухтнасару (Навуходоносору), построившему висячие сады Семирамиды -- одно из семи чудес древнего мира -- своей любимой жене. Дикому горцу это было неведомо. Он за груду сложенных друг на друга камней, которую даже его современный потомок постыдится назвать жильем, дрался ожесточеннее, чем воины Тимура за те же Самарканд и Бухару. Сколько раз, наверно, подходили к грозному властителю подобострастные придворные, убеждая в бессмысленности поносимых потерь в голых дагестанских скалах, когда огромные богатства дальных стран маячили перед ненасытными взорами воинов-грабителей? Не в этой ли разительной перспективе кроятся причины отступления непобедимого полководца?

      Так пусть не смущает нас некоторая драматизация событий в лакской эпической поэме! Пусть восхищает подвиг девушки-воина, горячее стремление народа поднять все живое на защиту родной земли! Предание о Парту Патиме живое свидетельство того, что женщины принимали самое активное участие в боях за родину. Как все-таки близки к истине записанные Страбоном легенды о стране амазонок, находившейся за страной легов.

С.Мусаев