"Бог рельсовой войны"
 

      Сунгур Акаев не раз представлялся к званию героя Советского Союза. Но кто-то успевал сообщить, что он сын кулака. Сейчас человек, которого в годы Великой отечественной партизаны прозвали богом рельсовой войны, живет с больной женой. Детей у них нет. Ощущение одиночества давит на вас в этой махачкалинской квартире. "Как мне здорово везло в то время, ты себе не представляешь. А сейчас не везет," -- говорит он с добродушной улыбкой, в бездонных глубинах которой еще светится бесстрашие человека, много раз смотревшего в глаза смерти.

      Выдержки из публикуемой ниже заметки помогут нам познакомиться с ним поближе.

      "...С тяжелыми боями полк, в котором служил рядовой Сунгур Акаев, отходил на восток. Шли по истерзанной, израненной земле. В районе Бобруйска полк попал в окружение. Прорваться к своим так и не удалось. От батальона осталось шесть человек.

      Вместе с другими солдатами, пытавшимися пробиться к своим, в Трубачевском районе на Брянщине Сунгур Акаев стал бойцом партизанского отряда под командованием А.Н.Сабурова (впоследствии Героя Советского Союза, прославленного генерала). Проходя по вражеским тылам, Сунгур видел, что принесли нашим людям фашисты, и попросил командование доверить ему подрывное дело: горец решил мстить гитлеровцам за их зверства по большому счету.

      Он прослыл среди народных мстителей "богом рельсовой войны". Из боевой характеристики, подписанной командиром соединения Борисом Григорьевичем Шангиным и комиссаром Иваном Леонтьевичем Гутуляром: "Товарищ Акаев С.А. за время нахождения в соединении партизанских отрядов проявил отвагу и геройство в борьбе с немецкими оккупантами. Боец-диверсант, командир отделения диверсантов, командир взвода диверсантов, командир роты диверсантов, командир разведывательно-диверсионного отряда".

      Для ведения рельсовой войны на магистралях, идущих в район Орловско-Курской дуги, нужны были не только умелые и храбрые люди, но и взрывчатка. И если добровольцев-подрывников было достаточно, то со взрывчаткой дело обстояло иначе. Правда, как-то партизаны увидели на некотором расстоянии от расположения отряда непонятное сооружение, которое впоследствии окрестили "чертовой кухней". Со временем Сунгур и его друзья Николай Сычев, Александр Чеботарев, Александр Белов усовершенствуют "чертову кухню": тол будет выплавляться в заранее приготовленные формы и застывать увесистыми полупудовыми "буханками", как шутя говорили партизаны. Всюду, где только можно, партизаны выискивали снаряды, авиабомбы, свозили их к стоянкам и базам. В отряд потянулись десятки учеников перенимать опыт по добыванию взрывчатки. И уходили из отряда с новым зарядом несокрушимой веры в победу.

      Тысячи километров прошли партизаны по нехоженым тропам, разгромили сотни гарнизонов противника. Партизанские диверсанты подрывали мосты и дороги, надолго останавливали железнодорожное сообщение. Немало эшелонов с гитлеровцами и техникой, направлявшихся под Сталинград, Орел и Курск, так и не попали по назначению.

      -- У нас в горах говорят, -- говорит Сунгур Али-Гаджиевич, -- что мужчина может стать на колени только в двух случаях: чтобы напиться из родника и сорвать цветок. Этого правила придерживаются очень скоро. Но за годы войны мне много раз пришлось изменять старинному обычаю: ведь чтобы пустить под откос вражеский эшелон, приходилось порой часами стоять на коленях. А сколько их было!

      Вот что пишет начальник штаба партизанского соединения И.Дылько: "Партизан С.А.Акаев был гордостью нашего соединения. На железных дорогах Житомирской, Каменец-Подольской, Ровенской, Львовской областей Украины и Люблинского воеводства братской Польши в 1943-1944 годах С.А.Акаев лично пустил под откос 23 эшелона с живой силой и техникой противника, один бронепоезд. На шоссейной дороге им подорваны танк и несколько автомашин. А всего партизаны под командованием С.А.Акаева провели около 150 диверсионных операций. Пущено под откос более 100 железнодорожных эшелонов, взорвано 11 автомобильных и шесть железнодорожных мостов, уничтожено 25 грузовых автомашин, легковой автомобиль с генералом и двумя полковниками немецкой армии..."

      Красноречиво говорят боевые награды сына маленького аула с кавказских гор -- ордена Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, многие медали, Серебряный Крест высшего польского ордена "Виртути милитари"."

А.Забелин, "Орловская правда", 12.06.1983