ГОСУДАРСТВО ЛАКЦЕВ
Лакцы населяют центральную часть Нагорного Дагестана
и относятся к числу коренных народов Северо-Восточного Кавказа.
По данным переписи 1989 года, в СССР проживало 118 тыс. лакцев, из них в Дагестане 91,7 тыс.
По языку они относятся к дагестанской группе языков.
Традиционным политическим и культурным центром Лакии является селение Кази-Кумух (Гъази-Гьумучи).
 

      ТЕРРИТОРИЯ обитания лакцев представляет собой систему высокогорных плато, расположенных на высоте 800-1500 м над уровнем моря. Археологически прослеженная на территорий Лакии преемственность и непрерывность материальной культуры позволяет говорить о единой линии эволюции однородного этнического массива на устойчивой территории по крайней мере с эпохи неолита (VI тыс. до н.э.) до наших дней.

      Первоначальную территорию лакцев можно сравнить с блюдцем, имеющим приподнятые края: она со всех сторон окружена горными грядами. Естественные границы территории и ее небольшие размеры способствовали довольно ранней этнической консолидации. Этноним "леки" (лаки) известен с 1 века до н.э.

      Лакцы называют себя "лак", а свой край "лакку к1ану" (букв. "место лаков"). В периферийных диалектах жителей основной территории лакцев называют "лакку" (букв. "лакец"). В самоназвании народа, а также в терминологии их соседей "вулеги", "вулугуни", "вулекко" (даргинцы), "лакбу" (цахуры) - сохранилась античная, древнеармянская и древнегрузинская летописная традиция, именовавшая всех горцев Дагестана легами или леками.

      Примечательно, что это один из немногочисленных примеров в мировой практике, когда народ, несмотря на все превратности исторической судьбы, пронес сквозь века и сохранил свое этническое самоназвание.

      Наиболее ранние сведения о "легах" (лаках) и их активной роли в политических событиях на Кавказе сохранились в сочинениях античных и древнеармянских авторов (Страбон, Плутарх, М.Хоренский (Хоренаци) и др.)

      Древняя история лакцев, равно как и других народов Дагестана, связана с историей Кавказской Албании - первого государственного образования на Восточном Кавказе. Источники свидетельствуют, что "леги" (лаки) в составе албанских войск неоднократно выступали против иноземных завоевателей.

      В III веке Кавказская Албания распалась, не выдержав ударов римских легионов и натиска сасанидской Персии. Многие племена горных албанов, в том числе и "легов" (лаков), откололись, и, видимо, к этому времени следует отнести возникновение на их территории независимого политического образования. Во всяком случае, не позднее VI века средневековые источники фиксируют существование на территории Лакии самостоятельного государства раннефеодального типа, известного в исторической литературе под названием Гумик, или Туман*.


    Название Гумики сохранилось и имени главного политического и экономического центра Лакии - Кумухе (Гъумучи). Что касается названия Туман, то и сегодня соседи лакцев - аварцы именуют их "Туман" или "Тумау".

      Наиболее раннее письменное упоминание о Гумике как государственной единице мы встречаем у арабского историка и поэта IX в. ал-Баладури. Другое название Гумика - Туман встречается также у арабского писателя IX века ал-Йакуби.

      Географ и историк Х в. ал-Масуди сообщает о Гумике: "Его жители - христиане, не подчиняются никакому царю, но имеют начальников и живут в мире с царством Алан".

      Середина VIII в. ознаменовалась в Дагестане началом походов арабских войск, которые продолжались вплоть до начала IX в. Хорошо вооруженная и закаленная в многочисленных сражениях арабская армия встретила в горах Дагестана упорное сопротивление.

      Владения Гумика - одного из основных феодальных образований центрального Дагестана - не могли избежать стремительных рейдов арабских отрядов вглубь горных земель. Источники фиксируют два крупных похода арабов, непосредственно затронувших земли Гумика: первый - под водительством Джарраха, в 722-723 годах, и второй - под командованием Марвана ибн Мухаммеда, в 739 году.

      Арабский историк ал-Куфи (X в.),освещая поход 739 года, пишет, что защитники крепости Кумух "упорно сражались, но Марван одержал над ними победу и перебил их воинов".

      В Гумик ислам был занесен в результате арабских походов в VIII в. Но первоначально не получил здесь широкого распространения, так как арабы не смогли удержаться на завоеванных горных землях.

      В 745 г. в Халифате началась гражданская война между сторонниками Омейядов и Аббасидов, и Марвану пришлось покинуть Дагестан, уводя с собой арабские войска. Аббасидам же далеко не сразу удалось закрепиться в Дербенте, не говоря уже о Гумике и других дагестанских владениях.

      Источники 1Х-первой половины XI в. молчат о Гумике. Лишь под 1064 годом исторической хронике "Тарих ал-Баб" сохранилось известие о гумихских неверных, которые напали на селения ал-Баба (Дербента - И.К.), убили многих мусульман и разграбили их имущество, затем, наложив харадж на оставшихся в живых, они вернулись обратно".

      Видимо, в середине XI-нач. XII в. на территории Гумика господствующее положение постепенно занимает ислам. Параллельно с этими процессами происходят коренные изменения в общественно-политическом устройстве Гумика. Если прежде Гумик представлял собой раннефеодальную республику с олигархическими тенденциями в управлении, то в начале XII в. он предстает перед нами как крупное феодальное владение, известное в истории как Гази-Кумухское Шамхальство.

      В отечественной историографии по вопросу о времени образования Гази-Кумухского Шамхальства существует несколько взаимоисключающих точек зрения. Так, по мнению одних ученых, это государство возникло в конце VIII в. в связи с арабскими походами, по мнению других исследователей - образовалось в начале XII в.

      Как бы то ни было, в середине XIII в. Гази-Кумухское Шамхальство оказывает решительное сопротивление татаро-монгольским отрядам, вторгшимся в дагестанские земли.

      В 1237-1240 гг. татаро-монголы одновременно с походами на русские земли приступают к завоеванию Северного Кавказа. Нашествие захватчиков сопровождалось разорением городов и сел, массовым истреблением местного населения. Особенно опустошительным для Дагестана было вторжение 1239-1240 гг.

      Татаро-монгольские отряды, пройдя огнем и мечом по Приморскому и Южному Дагестану, вторглись на территорию Гази-Кумухского Шамхальства. Памятная запись на полях одной старинной рукописи сообщает об этих трагических событиях:"... погибло смертью мучеников все войско Гумика, кроме тысячи тридцати трех воинов". В начале апреля 1240 года татаро-монголы после ожесточенного и кровопролитного штурма овладели столицей лаков - Кумухом. Историческая хроника "Тарих Дагестан" в яркой форме повествует о взятии Кумуха. "Они (обитатели Кумуха) сражались с великим мужеством, и 70 юношей пали мучениками. Эти заняли укрепление называемое Кекели) и обязали себя клятвой сражаться и пожертвовать своим имуществом, жизнью и телами." Только, когда эти юноши погибли, захватчики сумели опустошить Кумух.

      После 1240 г. нет никаких сведений о монгольских вторжениях или контроле их над Гази-Кумухским Шамхальством. Более того, источники дают основание считать, что с 70 г. XIII в. в Дагестане усилилось политическое влияние Хулагидов, которые, в отличие от Золотой Орды, стремились укрепить свое влияние в Дагестане не силой, а уступками и компромиссами.

      Такое развитие событий способствовало тому, что Гази-Кумухское Шамхальство, быстро оправившись от разгрома 1240 года и восстановив свои силы, становится со временем одним из самых политически и экономически сильных владений Дагестана.

      Согласно сведениям исторической хроники "Тарих Дагестан", в начале XIV в власть Гази-Кумухского шамхала распространяется, помимо лакских, на ряд аварских, даргинских, лезгинских и кумыкских земель, которые платят ему поземельный налог.

      В конце XIV в. часть дагестанских земель стала ареной ожесточенных сражений между войсками знаменитого среднеазиатского эмира Тамерлана и хана Золотой Орды Тохтамыша.

      Хотя нашествие Тамерлана 1395-1396 гг. не затронуло непосредственно Гази-Кумухское Шамхальство, но его военные силы активно участвовали в борьбе с иноземными захватчиками.

      В 1395 году Тамерлан, двигаясь по Восточному Кавказу и преследуя разбитого Тохтамыша, овладел Дербентом. Затем его войска ворвались в Кайтаг. Тамерлан отдал приказание уничтожить и истребить кайтагцев. Придворный тимуридский историк Низамад-Дин Шами пишет: "Из тысячи не спасся и один, всех ограбили и деревни их сожгли". Подвергнув Кайтаг опустошительному разгрому, отряды захватчиков попытались проникнуть вглубь горного Дагестана, но были отбиты на территории общества Акуша-Дарго объединенными силами горцев. Вот сведения из памятной записи тех времен: "795** год - дата прихода Тимурланга со своей громадной силой в селение Дарго, разрушения селения Муги и гибели в сражении его жителей - юношей, детей и стариков. Пропали уже все надежды на спасение... но тут пришла к нам помощь из вокруг лежащих селений: из Авара и Кумуха, и мы освободились от того великого несчастья".

      В последующем 1396 году Тамерлан вновь вторгся в дагестанские земли. Войдя в с. Тарки, отряды завоевателя совершили, по словам историка Ш.Йезди, "священный набег" на даргинское селение Ушкудиса (совр.Усиша). Когда Ушкудиса была осаждена, ее население не осталось одиноким. На помощь к ним пришли три тысячи отборных воинов - лакцев и аварцев. Возглавил объединенное войско шамхал Гази-Кумухский. Но силы были явно неравны, войско горцев потерпело поражение, в этой битве погиб сам шамхал и многие его воины.

      В ХV-нач.ХVI в. Гази-Кумухское Шамхальство переживает период наивысшего подъема. Газикумухские шамхалы распространяют свою власть на значительную часть Внутреннего и Внешнего Дагестана. Шамхалы становятся полновластными правителями на подвластной им территории. А территория эта была огромная по масштабам Кавказа. Границы Шамхальства простирались от реки Терек на юг до границ Кайтага и от Каспийского моря на запад до центрального нагорного Дагестана. В состав Шамхальства входили земли, населенные лакцами, аварцами, даргинцами, кумыками, лезгинами, агулами, чеченцами и др. Столицей Шамхальства был Гази-Кумух. К этому времени происходит и значительная перемена в положении шамхала. Если в ХIII-ХIV вв. шамхалы выступают на исторической арене Дагестана всего лишь как аристократический род, которому общиной Гази-Кумуха поручены функции военного руководства и дипломатического представительства, то в XV в. шамхалы выступают уже как правители и руководители процесса исламизации Дагестана. Рост могущества шамхала и усиление его влияния прослеживается в "Завещании Андуник-нуцала Булач-нуцалу" (1485). В нем шамхал Гази-Кумухский назван "падишахом" и сообщается, что у него 100 тысяч воинов.


    ** 795 год хиджры соотпстствуст 1395 году н.э.

      Авторитет шамхала был настолько высок, что к нему обращались за помощью для разрешения конфликтных ситуаций представители сельских обществ. Дагестанский хронограф Абд ал-Хайя (1494-1495 гг.) сообщает, что шамхал, выступив посредником, уладил вооруженное столкновение между селениями Хурюг и Ахты: "...Произошло сражение между нами (т.е. ахтынцами), между рутульцами вместе с амирами Элису, и было убито из нас много мужчин. Мы отправились к шамхалу, а он Вали Дагестана, и склонили мы головы перед двором его, крепким и великим, изложили перед ним свою просьбу и рассказали ему о своем положении. Он принял нашу жалобу. Затем он пришел с нами в наше селение, говорил с жителями Ахты и водворил дружбу и братство между нами и ахтынцами".

      О значительном усилении власти шамхала говорит и тот факт, что шамхалы сажают на завоеванных землях в качестве своих представителей членов своего дома.

      О выдвижении шамхалов из наследственно привилегированных функционеров общины и превращении их во владетельных феодалов свидетельствует и взимание ими ренты с земель, попавших под их власть.

      Согласно "Тарих-Дагестана", шамхал Гази-Кумухский собирал подати со следующих областей Дагестана: "Народы Караха ежегодно платили шамхалу 500 голов овец, народы Кусрахи - 300 голов овец, а для наследника шамхала - 400 голов овец, за предоставление им пастбищ, принадлежащих шамхалу (гора Кусрахи) - 1000 голов овец. Народы Хидалал за каждые 4 года должны были платить по одной овце с дома, народы Чамадал - 500 голов овец, Тиндал - 20 быков. Арчу - 130 овец, а для наследника шамхала - 30 баранов, Хумз - 700 баранов, 700 мерок пшеницы и 60 мерок меда, Анди - по одному быку и 8 штук войлоков. С городов Кадар и Аркас - половину того, что было назначено для Хумза, с жителей Тумал - по барану и по мерке пшеницы с каждого дома. С города Костек - с каждого дома по рыбе, с города Таргу - с каждого дома по два саха риса. С Губдена - 100 баранов, с Кайтага - 170 буйволов, Усиша и Акуша - 100 быков. С жителей Сюрха - с каждого дома по одному дирхему, с жителей Цудахар - 50 быков, с жителей Унчукатль и Кукби - 6 ослов, навьюченных маслом. С города Зараг - Керан (Кубачи) за пользование пастбищной горой - 30 мерок пороху и 50 баранов. С жителей сел.Иргана - по мерке хлеба и за пользование пастбищной горой Зиштеб - 80 овец, с жителей Баклал(-Гумбет) - 30 быков и 30 баранов. За пользование пастбищными горами Цагур и Голода - 50 овец, с общества Риш-ор и Мукрах - 70 баранов, с общества Каралал (кюринцы) - 100 жеребцов и 100 кобыл."

      К этому времени относятся и определенные свидетельства о растущих связях Гази- Кумухского Шамхальства со странами Ближнего и Среднего Востока. В Лакии сохранились две каченные плиты с эпитафиями. Одна из них принадлежит паломнику "обеих святынь" (т.е. Мекки и Медины) Умар-Ахмаду и датируется 1484-85 гг. Вторая, как гласит подпись, - сейиду Ахмаду Йеменскому и датируется 1853-54 гг. Но по эпитафии, высеченной на могильной плите, прослеживается родословная, которая восходит до 1450 г. Между 1450 и 1853 г., т.е. на протяжении 403 лет, родословная насчитывает 12 поколений. Известный специалист в области арабской литературы, академик И.Ю.Крачковский писал о культурных связях Дагестана и Йемена в XVII в. и в более позднее время. По мнению И.Ю.Крачковского, эти связи выражались, в частности, в поездках в далекий Йемен дагестанских ученых, которые впоследствии распространяли в Дагестане богословские, юридические и поэтические сочинения арабских авторов. "Тема Дагестан и Йемен прослеживается с конца XVII в. до наших дней", - писал И.Ю.Крачковский.

      Кумухская надпись вносит определенную поправку в мнение известного арабиста, будто "местная традиция не сохранила памяти о древнем периоде распространения арабского влияния в Дагестане"; наоборот, она настаивает на том, что оно восходит к концу XVII в. Она позволяет утверждать, что точка отсчета дагестанско-йеменских культурных связей находится на 200 лет ранее, чем предполагал И.Ю.Крачковский. По свидетельству известного дагестанского арабиста Али Каяева, Ахмад Йемани ал-Гумуки принадлежал к роду Хасана - сына четвертого халифа Али Жил в Ираке, затем переселился в Среднюю Азию. Здесь, извещенный о том, что в Дагестане интенсивно идет процесс исламизации, он перебрался со своим семейством в Гази-Кумух, где совмещал миссионерство с научной деятельностью. В Гази-Кумухе он составил 6 трактатов религиозно-философского и теологического характера. Широкой популярностью в Дагестане пользовался его труд "Вафк ал-мурад" ("Соответствие предмету желаний"), раскрывающий этические нормы ислама. Умер Ахмад Йемани ал-Гумуки в 1450 г. Благодаря своему происхождению, учености и праведному образу жизни он пользовался глубоким уважением среди народов Дагестана.

      К тому же XV в. относится жизнь и творчество другого прославленного шейха и ученого Али ал-Гумуки, имя которого еще при жизни получило от современников приставку "Великий". Источники свидетельствуют, что он неоднократно посещал многие научные и культурные центры исламского мира, имел личные контакты с выдающимися мусульманскими учеными.

      Его перу принадлежат трактаты "ал-Мухтасар", "Дуpap ал-азкар". "Вари ал-эапар". В "ал-Мухтасаре" Али ал-Гумуки освещает вопросы теологии ислама, а также раскрывает суть учения суфизма. Эта работа была широко известна среди ученых не только Дагестана, но и на Ближнем Востоке. Комментарии к нему написали известные мусульманские ученые - Мухаммад Абдусалам Дагестани и египетский законовед, профессор "аль-Aзxapa" Абдаллах аш Ширкави (XVII в.). Популярность "ал-Мухтасара" была настолько высока, что в течении 1905-1915 гг он выдержал более 15 изданий на арабском и дагестанских языках о типографии М.Мавраева в Темир-Хан-Шуре.

      К последующему XVI в. относится творчество талантливого ученого Мухаммеда ал-Гумуки. Он автор двух богословско-философских работ "Бидаят ял-Хидаят" ("Начало правды") и "Зикрал мавт" ("Мысли о смерти"). Весьма примечателен тот факт. что фрагменты этих сочинений на лакском языке сохранились до наших дней. Они позволяют утверждать, что лакиы по крайней мере в начале XVI и имели письменность на родном языке.

      В XVI ц. усиливается борьба за господство над Кавказом между Турцией, Ираном и Россией. Для всех трех держав территория Дагестана имела большое военно-стратегическое и экономическое значение.

      Турция, овладев Дагестаном. могла держать северные границы Ирана под постоянным напряжением, Иран же, закрепившись в Дагестане, был бы в состоянии перекрыть турецким войскам стратегический путь вглубь своей территории через Закавказье.

      Россия, открыв путь на восток после завоевания Казанского и Астраханского ханств, решила взять под свой контроль торговые пути Закавказья и воспрепятствовать осуществлению планов Турции и Ирана на Кавказе.

      В XVI в. власть Гази-Кумухских шамхалов быстро распространяется по Предкавказской равнине. Это привело к их столкновению с кабардинскими князьями, которых решительно поддержала Россия. С этого времени Кавказ становится сферой интересов русской политики.

      Начиная с 1582 г. Россия резко активизирует свою политику на Кавказе, конечной целью которой является ослабление военной и политическоЙ мощи Гази-Кумухского шамхала.

      В 1593 против шамхала выступил воевода А.Хворостин. которому было приказано взять Тарки и Гази-Кумух. После ожесточенного штурма воевода овладел Тарками. Шамхал отступил в Гази-Кумух. Собрав многочисленное войско, он перешел в наступление и блокировал русские войска в Тарках. Войска шамхала беспрерывно атаковали стрельцов, не давая им покоя ни днем, ни ночью.

      Осознав безнадежность своего положении, Хворостинин решил отступить, бросив больных и раненых. Согласно источнику, в боях и при поспешном отступлении погибло много "дворян и голов стрелецких, ритных же людей в том бою пало пко 3000. Сами же воеводы с оставшимися людьми утекоше".

      В 1604 г. Россия, воспользовавшись феодальной междоусобицей в Гази-Кумухском Шамхальстве, pешила организовать против него очередной военный поход. Александр, царь Кахетии. тоже требовал от России применения военных сил. По его мнению, путь из Росси в Грузию должен был быть проложен "огненным боем".

      В августе 1604 г, воевода Бутурлин вторгся в земли Гази-Кумухского Шамхальства. Началось строительство русских крепостей, отрезавших горцев от равнинных пастбищ. Издевательства и грабежи стрельцов Бутурлина вызвали у местного населен ненависть к захватчикам,.

      Весной 1605 г, войско Гази-Кумухского шамхала нанесли сокрушительное в ражение Бутурлину В сражении пал сам Бутурлин и семь тысяч стрельцов. Остатки русских войск небольшими партиями сумели добраться до Тарков.

      Во второй половине XVI в, вследствие росших сепаратистских настроений удельных правителей Гази-Кумухское Шамхальство обнаружило тенденции к распаду. Начавшиеся феодальные междоусобицы ускорили этот процесс. В 1642 г. шамхалы окончательно переселились -из Гази-Кумуха на плоскость, сделав своей резиденцией сел. Тарки. Здесь шамхал Сурхай основал самостоятельное владение, получившее с этого времени название Тарковское шамхальство.

      После удаления шамхалов на плоскость на территории Лакии также образуется самостоятельное, независимое владение, известное в исторической литературе под названием Гази-Кумухское ханство. Первым Гази-Кумухским ханом был провозглашен Сурхай-хан I (Чолак), который принадлежал к старинной ветви рода шамхалов, оставшейся в Гази-Кумухе.

      Сурхай-хан, выдающийся политический деятель и талантливый военоначальник, искусно сочетая дипломатические шаги и военные походы, сумел значительно расширить территорию Гази-Кумухского ханства, границы которого в годы его правления простирались от самого Гази-Кумуха до реки Куры, охватывая значительную часть земель Южного Дагестана и Ширвана.

      Сурхай-хан I вошел в историю Кавказа как организатор и руководитель национально-освободительного движения народов Дагестана и Ширвана против иранского завоевателя Надир-шаха.

      В 30-х годах опытный полководец Надир, став фактически правителем Ирана, начал войну с Турцией, стремясь вернуть ранее утраченные территории. В феврале 1733 г. нанес сокрушительное поражение турецким войскам у Багдада и вынудил правящие круги Турции к заключению мирного договора. Согласно условиям этого договора, Ирану были возвращены Ширван, Грузия и Армения.

      В связи с этим турецкий султан отправил к Сурхай-хану I свое послание с требованием покинуть Ширван. Но Сурхай-хан, хотя ранее формально и считался поданным Турции, однако, по словам источника, "повиновался ей только по наружности, потому что понимал свою силу", и отказался подчиниться воле султана. Он твердо заявил: "Ширван завоеван мною при помощи дагестанских сабель, а не преподнесен мне в подарок турками". Это событие и послужило формальным поводом для вторжения иранских полчищ в Дагестан.

      Сурхай-хан I, несмотря на численное превосходство иранской армии, выступит против врага. Первое сражение захватчикам он дал неподалеку от Шемахи в урочище Деве-Батан, но был разбит и стал отступать в горы Дагестана, надеясь собрать здесь подкрепления и остановить наступление врага. Войска Надира, преследуя Сурхай-хана, подошли к Гази-Кумуху, где опять произошло кровопролитное сражение. После ожесточенного штурма с применением артиллерии Гази-Кумух был взят иранскими войсками и предан разграблению. Историк Джонс пишет, что "яростное море армии завоевателя устремило свои волны на обиталища и поля Кумуха, а владения всех жителей этого места были опустошены". Сурхай-хан I с остатками своих войск отступил в Аварию, где на территории наиболее сильного и воинственного вольного общества Андалал создал опорную базу для продолжения боевых действий.

      В 1736 г. Надир был провозглашен шахом Ирана и в том же году во главе огромной армии вновь выступил против Сурхай-хана I. И снова войска Сурхай-хана I, не имея сил сдержать натиск хорошо вооруженной и численно превосходящей иранской армии, с боями отступали в горы. В ожесточенном сражении неподалеку от Гази-Кумуха в местности Дусрарат горцы потерпели поражение, и Сурхай-хан I, как и в первый раз, отступил в Андалал.

      Но как только иранские войска после карательных экспедиций уходят, горцы Дагестана во главе с Сурхай-ханом I спускаются на плоскость и истребляют гарнизоны захватчиков.

      В 1741 г. Надир-шах пришел к выводу, что, не подчинив окончательно Дагестан, он не сможет справиться с антииранскими выступлениями в Закавказье и на Северо-Восточном Кавказе. Правящие круги Ирана вынашивали планы истребления непокорных дагестанцев, предполагая остатки их переселить в Иран и ассимилировать.

      Заносчивый захватчик, опьяненный победами в Индии и в Средней Азии, Надир-шах перед походом на Дагестан в 1741 г. заявил: "Я взял под свою власть Хиндустан, земли Турана и Ирана. А теперь я так пожелал - с огромным, бесчисленным войском вступить в царство Кумух и сделать новое клеймо на той стране. От такого клейма огонь пойдет по всему миру".

      Летом 1741 г. Надир-шах во главе отборной 100-тысячной армии вторгся в Дагестан. Пройдя огнем и мечом по территории Южного Дагестана и Кайтага, ломая упорное сопротивление горцев, иранская армия направилась вглубь Лакии. Все селения, расположенные на Гази-Кумухском плато, были разграблены и преданы огню. Лакский эпос гласит: "Кровью окрасились реки и горы, ущелья заполнились трупами. Славные города и аулы превратились в развалины, в которых вили себе гнезда одни вороны. Цветущий край опустошен".

      В августе 1741 г. начался штурм Гази-Кумуха. Сурхай-хан, cемидесятилетний воин, встал во главе обороны своей столицы, гарнизон которой насчитывал 7 тысяч пехотинцев и около 6 тысяч конницы - личной дружины престарелого хана. Командование конницей было возложено на младшего сына Сурхай-хана - Муртазали, который, несмотря на молодость, зарекомендовал себя как опытный и отважный полководец. На помощь осажденному Гази-Кумуху спешили отряды со всех концов Дагестана, но пробиться сквозь плотное кольцо окружения не смогли. Участь осажденного Гази-Кумуха была решена, несмотря на героическое сопротивление. Поняв безнадежность дальнейшего сопротивления, Сурхай-хан приказал Муртазали пробиться с конницей в Аварию с целью сохранения наиболее боеспособной части своей дружины. Сам престарелый хан, желая отвлечь иранцев от отступающих войск под командованием Муртазали, начал переговоры о сдаче Гази-Кумуха. Убедившись, что сыну удалось прорваться в Андалал, Сурхай-хан сдался шаху.

      Непокоренной цитаделью Дагестана осталась Авария. На территорию Андалала стали стекаться отряды воинов со всего Дагестана с целью дать решительное сражение иноземным захватчикам. Командование объединенными силами дагестанцев взял на себя сын Сурхай-хана Муртазали. В сентябре 1741 г. Надир-шах начал подтягивать войска к Андалалу.

      Решающее историческое сражение началось 12 сентября. На полях сёл Мегеба, Хуты, Согратля и Чоха развернулись кровопролитные бои. Иранцы одержали вначале ряд побед и продвинулись к Согратлю. Муртазали обратился за помощью к Нуцалу Хунзахскому и, заручившись его поддержкой, атаковал иранский отряд под Аймаками и разбил его. Основные силы иранцев в это время находились на подступах к Согратлю, куда на подмогу андалалцам немедленно двинулся Муртазали. Не выдержав наступления горцев, войска иранцев стали отступать, а затем обратились в паническое бегство. Сражение закончилось 18 сентября полной победой объединенных сил дагестанцев над войсками захватчиков. В боях на Хициб-майдане Муртазали получил тяжелые ранения и вскоре скончался.

      Сурхай-хан бежал из плена и вернулся в Гази-Кумух. Он передал ханскую власть своему сыну Мухаммед-хану и остаток жизни посвятил служению Аллаху. Перед смертью, прощаясь со своими соратниками и родными, он сказал: "Видит Всевышний, у меня не было большего желания, чем посвятить себя мирной, созидательной деятельности на благо отечества и народа. Но, к великому сожалению, мое поколение горцев не знало мирной жизни. Мне выпала доля быть правителем народа в жестокое время, когда многочисленные и могущественные противники теснили и шли войнами на Дагестан со всех сторон. Днем и ночью я был опоясан мечом, и конь мой находился под седлом. Вся долгая моя жизнь прошла В бесконечных войнах и походах. Но совесть моя перед Аллахом чиста, я всего лишь выполнял свой долг перед отечеством. Бесчисленные жертвы многострадального народа не были напрасными. Мое поколение оставляет потомкам свободный и независимый Дагестан. Берегите его!".

      В годы правления Мухаммед-Хана Гази-Кумухское ханство сохраняло свою политическую самостоятельность, хотя к концу этого периода уже наметились признаки будущего упадка ханства:

    1) были утеряны южные владения, завоеванные еще при Чолак-Сурхае (Ширван, Шеки, Самур-дере, Кюра);
    2) более того, с 1775 г. Кубинский Фатали-хан сажает Шахмардана, сына соперника Мухаммед-Хана, в качестве хана Кюры, создав таким образом вассальное буферное впадение, враждебное Гази-Кумуху;
    3) и Мухаммед, и его сын Сур-хай II, борясь против Фатали-хана, оказались вовлеченными в коалицию, враждебную России, что в итоге предопределило падение их власти.

      Правление Сурхая II стало началом конца независимого Гази-Кумухского ханства и закончилось полной утратой суверенитета ханской власти.

      Сурхаю II какое-то время удавалось лавировать между интересами крупных держав, сохраняя таким образом относительную самостоятельность. Однако подобная политика неизбежно становилась невозможной при открытом столкновении этих держав. Так и произошло - с началом русско-иранской войны 1804-1813 гг. Сурхай II вынужден был открыто встать на сторону Ирана. Успехи России закономерно привели к падению власти Сурхая II. В 1806 г. он вынужден был формально признать свой вассалитет по отношению к Российской империи, ханская власть перестала быть суверенной и была поставлена под контроль царской администрации.

      Попытки Сурхая II восстановить прежнее положение не могли иметь успеха после Гюлистанского договора 1813 г. Они лишь привели к окончательному его поражению (весной 1820 г.) и бегству в Андалал, где он и умер (с. Согратль, 1826). С 1806 г. ханская власть в Гази-Кумухе контролируется русской администрацией, а неудачные попытки восстановления ее суверенитета окончательно прекращаются в 1820 г. И, наконец, Россия окончательно ликвидировала ханскую власть в 1858 году.

      Таким образом была устранена последняя "тень" государственности лакцев, имевшей более чем тысячелетнюю историческую традицию.

      Установился обычный для того времени тип "военно-народного" управления, не предусматривавший абсолютно никаких форм политического самовыражения.

Ильяс Каяев,
аспирант кафедры отечественной истории
Дагестанского государственного педагогического института.

"ЭХО КАВКАЗА" 11° 1(7) 1995 год


Назад