СВЕТ ДОБРА

 

      Хайрудтин заканчивап среднюю школу, когда его отца Эфенди Гаджиева, известного арабиста, в свое время окончившего Каирский университет Апь-Асхар, неожиданно арестовали, богатая библиотека отца была уничтожена, рукописи преданы огню. Шел 1937 год.

      Юноша собирался продолжать учебу, мечтал стать геологом. Теперь все планы рухнули. В голове была только одна мысль - спасти отца.

     Закончив школу, Хайрудтин отправляется в Буйнакск, где сидел его отец. Стал писать во все инстанции о том, что его отец кристально честный человек, требовал справедливого суда. Но все были глухи к его мольбам.

     Много дней и ночей провел Хайрудтин возле тюрьмы. Наконец удалось переправить передачу отцу. В ответ получили записку: отец просил не терять времени зря и поступить в медицинский институт.

     Вступительные экзамены в вузах уже начались, и Хайрудтину пришлось много побегать, чтобы его допустили к ним. В институте не знали, что его отец арестован. Почти без подготовки Хайрудтин сдал все вступительные экзамены на "хорошо" и "отлично".

     С первых же дней учебы юноша привлек к себе внимание преподавателей и студентов своими незаурядными способностями. Но жить было тяжело: отец - в тюрьме, мать с новорожденным сыном - дома, другого помощника в семье не было. Хайрудтину удалось устроиться на ночную работу в портовую больницу. Выкраивал время и для того, чтобы ездить в Буйнакск в надежде увидеться с отцом, помочь ему. В один из приездов сказали, что отца его уже нет в Буйнакске, выслали в неизвестном направлении.

     Шила в мешке не утаишь. Узнали в институте об аресте отца Хайрудтина. На общеинститутовском комсомольском собрании поставили вопрос о пребывании в рядах ВЛКСМ. Но почти все студенты поддержали его, и он остался и в комсомоле, и в институте.

     много тяжелых дней пришлось пережить Хайрудтину, но со всеми трудностями справлялся сам. Летом, во время каникул, ездил работать в дальние аулы. Домой ездил редко, некогда было.

     Когда заканчивал четвертый курс, началась война. В декабре 41-го. их выпустили досрочно. Почти все его сокурсники поехали на фронт, а ему не разрешили: на его личном листке стояло клеймо - сын "врага народа".

     Окончил он институт с отличием, но на работу не направили и нигде не принимали, несмотря не то, что врачей в Дагестане не хватало катастрофически. Так он мыкался несколько месяцев. Время было холодное и голодное. Хайрудтин заболел. Один из знакомых профессоров пожалел его и дал в своей больнице ночные дежурства. Через некоторое время удалось получить наравление на работу - в Кюрдамирские горы Азербайджана. Климат этих мест пагубно сказался на его здоровье. После лечения он переехал на родину. Стал работать участковым врачом в Кулинском районе, в селении Кая. Женился и привез туда своего младшего брата Гаджи, который так и не увидел своего отца.

     Джамал Абдурагимович Гаджиев, работавший тогда заведующим Кулинским райздравотделом, вспоминает: "Я не встречал в своей жизни человека, который так самоотверженно отдавался бы своему Делу. Он был и терапевтом, и хирургом, и педиатром, и акушером. Иногда целыми сутками не слезал с лошади, столько много бывало вызовов к тяжелобольным. Он умудрялся при керосиновой лампе оперировать, принимать роды, спасал тяжело больных инфекционными заболеваниями детей. Был очень добр, честен и порядочен, завоевал беспредельное уважение людей и огромный авторитет. Когда в 1945 году Кулинскому району выделили орден "Знак Почета", ни у кого не было сомнения, что нет более заслуженного человека, чем Хайрудтин Эфендиевич. Несмотря на то, что он считался сыном “врага народа”, орден удалось вручить ему.

     После окончания войны Хайрудтин Эфендиевич Гаджиев едет в Москву и поступает в аспирантуру. Он стал одним из способнейших учеников известного академика А. Л. Мясникова. Окончив с отличием аспирантуру Хайрудтин Эфендиевич возвращается в Махачкалу и работает на кафедре внутренних болезней Дагмединститута, а с 1953 года возглавил эту кафедру. На его кафедре под его руководством выросли профессора А. М. Массуев, Э.Р. Агабабова, Г. К. Гусейнов, М. А. Омаров, А. Ш. Хасаев, И. А. Шамов, Э. И. Эседов, нынче возглавляющие ведущие кафедры института. На этой кафедре выросли также десятки хорошо подготовленных, сильных доцентов, для которых Хайрудтин Эфендиевич стал образцом врача и человека.

     Хайрудтин Эфендиевич - непревзойденный диагностик. Помню, в начале 70 - х годов я, молодой врач, работала в кардиологическом отделении Центральной клинической больницы вспоминает доцент Аминат Аминовна Ахлакова. - Ко мне попал больной с инфарктом миокарда. После лечения больной стал поправляться. Но вдруг его состояние стало ухудшаться. Этого не должно было случиться при поставленном мною диагнозе и проведенном лечении. Я собрала всех врачей отделения - никто ничего не мог понять. Тогда я побежала за Хайрудтином Эфендиевичем. Он осмотрел больного и сказал, что у нашего пациента не только инфаркт миокарда, но и недостаточность трехстворчатого клапана. Правда сказать, я очень удивилась поставленному профессором диагнозу, ибо этот порок невозможно определить без вскрытия. Больного не удалось спасти. Каково же было наше удивление, когда при вскрытии подтвердился именно тот диагноз, который поставил Хайрудтин Эфендиевич!

     Иногда родственники просят, чтобы больного направили в Москву, Хайрудтин Эфендиевич идет им навстречу, направляет, но ни разу еще не было, чтобы диагноз, поставленный им здесь, не подтвердидся в Москве.

     Будучи сам собранным, честным и бескорыстным, он и в нас старался воспитать такие же качества. Он был и есть образец врача и человека для всех подрастающих врачей.

     Хайрудтин Эфендиевич награжден высокими правительственными наградами - орденами "Знак Почета", Трудового Красного Знамени, Октябрьской Революции и многими медалями. Несколько месяцев тому назад на учредительном съезде лакского культурного общества “Цубарз” его избрали председателем этого общества. Мы уверены, что и здесь он сделает все, чтобы оправдал, оказанное ему народом высокое доверие.

М. ШУРПАЕВА.