Страницы истории

Письмо старой ханши

 

      В поисках сведений о шейхе Табахлинском я обратилась к его внучатому племяннику Саиду Мусалову, который любезно предложил мне книгу шейха и некоторые его письма. На одном из писем я обратила внимание на перстневую печать "Уму-Кусум-бика". Неужели печать известной лакской ханши? Письмо было написано на арабском языке. Профессор А.Р.Шихсаидов и сотрудница ДНЦ РАН Д.X. Гаджиева подтвердили мои догадки и перевели письмо.

      Действительно, оно было написано в 1842 году женой Аслан-хана Кази-Кумухского Уму-Кусум-бика к Абдурахман-хану. Письмо, конечно-же, представляет определенный интерес для читателя, но сначала мне хотелось бы рассказать о предыстории письма.

      В 1836 году неожиданно для всех умер могущественный правитель Кази-Кумухского ханства Аслан-хан. Правил он, ровно двадцать лет, заботился о своем народе, оберегал его от кровопролитных войн. Хоть и принял подданство России не давал ей притеснять свой народ, потому был им любим и почитаем. Аслан-хану не было, еще шестидесяти, был он крепок и здоров, его неожиданная болезнь и смерть явились для всех загадкой.

      В то время его старший сын Нуцал служил в русской армии в чине майора. Приехал Нуцал-хан на похороны отца уже законным ханом, назначенным русским цаpем то ли от того, что он приехал в форме русского офицера, то ли потому, что в Кази-Кумухе шла молва о его расположенности к России, уздены Кази-Кумухского ханства, возмущенные его назначением, вышли на базарную ппощадь.

      Мать Нучал-хана Уму-Кусум-бика слыла умной и по тем временам образованной женщиной. Она владела несколькими языками, читала и писала по-арабски. Узнав о народном волнении, она вызвала к себе сына и поговорила с ним. Нуцал-хан быстро переоделся в черкеску, надел отцовский пояс с ору-жием и вышел к народу. Гордые, свободолюбивые уздены возмущенно кричали, размахвая кулаками. Казалось, вот-вот они набросятся на молодого хана. Нуцал-хан отстранил своих нукеров, которые плотным кольцом окружали его, и поднялся на возвышение.

      - Братья мои, отцы меи - обратился он к собравшимся спокойным, громким голосом. - Я вижу ваше возмушение, и понятны мне ваши подозрения. Если я служил в русской армии и носил их форму, значит ли это, что я забыл вкус материнского молока и тепло той земли, что вскормила и взрастила меня! Цель моя - ваше благополучие, ваш покой. По такому пути шел мой отец, и вам неплохо жилось при нем, и я клянусь вам не свернуть с этого пути!

      Толпа молчала, осмысливая услышанное
      - Да, умен молодой хан. - говорили одни.
      - Может, и хитер отвечали другие.

      Но как бы то ни было, толпа успокоилась, и все постепенно разошлись

      Тогда в Кази-Кумухское ханство входили Лакия, Авария и Кюра. В Кюринском ханстве правил сын Тагир-бека (брата Аслан-хана), Гарун-бек, в Аварии - второй его сын Гаджи-Яхъя.

      Уму-Кусум-бика открыла сыну глаза на то, что народ еще плохо знает его, людей будоражат его двоюродные братья, которые претендуют на престол. Среди них были сыновья и второго брата Аслан-хана - Омар-бека, и потому Нуцал-хану следует любой ценой найти общий язык с народом и опираться только на него, что и делал его отец,

      Через некоторое время, получив поддержку народа, Нуцал-хан снял правителя Аварии Гаджи-Яхью и назначил на его место своего младшего брата Магомед-Мирзу. Но претенденты на Кази-Кумухское ханство считавшие, что в свое время престол был захвачен Аслан-ханом не по праву стали предъявлять свои права. Среди претендентов выделялись сын Омар-бека Aбдyрaxман-бек и сын Тагир-бека Гарун-бек, правитель Кюринского ханства.

      В том же 1836 году, в августе, нуожиданно для всех умер к Нуцал-хан. Умер он от непонятной, мучительной, скоротечной бопезни. Возникло подозрение, что хан был отравлен. В народе началось сильное волнение. Брат Нуцал-хана Магомед-Мирза-хан срочно явился из Аварии и обещаниями усспокоил народ. Несмотря на свою бесхарактерность Магомед-Мирза-хан был назначен ханом Кази-Кумухским. Он получил чин полковника и инвеститурную,грамоту от русского царя.

      Правил Магомед-Мирза-хан почти два года. Однажды, будучи по своим делам в Кюринском округе, он неожиданно заболел и умер - точно так же, как и старший брат. Внезапная смерть миролюивого хана произвела сильное впечатление на народ. Теперь уже не оставалось сомнений что, как и Аслан-хан, его сыновья были умершвлены политическими противниками.

      Из семьи Аслан-хана теперь остались Уму-Кусум-бика и малолетняя дочь Нуцал-хана Шамай-бика. Племянники Аслан-хана не замедлили предъявить свои права на престол и теперь уже не сомневались в своей победе. Но народ отверг их притязания и изъявил желание подчиниться только старой ханше. А та была убита горем, ей было не до ханства. В течение двух лет она, потеряла мужа и двоих сыновей Уму-Кусум-бика сидела в заперти с преданными людьми и ме подпускала к себе никого, боясь насилия со стороны претендентов. Старой ханше сочувствовал весь народ.

      Несколько месяцев народ претестовал против разных кандидатур, выдвигаемых корпусным генералом Головиным. Тогда вакилы джамаата и высшего духовенства явившись к Уму-Кусум-бика и от имеми народа просили ее взяться зa государственные дела и в помощь ей племянника Аслан-хана Махмуд-бека, самого лояльного из всех племянников. А в Кюринском ханстве остался тот же Гарун-бек.

      Старая ханша приняла предложеиие народа Абдурахман-бек и Гаджи-Яхья, недовольные таким исходом дела, стали вновь волновать народ, за что Абдурахман-бек был вызван Головиным в Дербент и отправлен на жительство в селение Зухуль под надзор военно-окружного начальства. А Гаджи-Яхья дал слово жить спокойно и никуда не выезжать, но впоследствии сбежал к имаму Шамилю и стал одним из его наибов.

      Махмуд-бек пользуясь тем, что старая ханша была эанята оплакиванием сыновей и была не в силах взяться за государственные дела, всю власть сосредоточил в своих руках, Уму-Кусум-бика знала, что народ не любит Махмуд-бека, она также видела, что среди всех племянников самым подходящим и самым весомым был сын Омар-бека Абдурахман-бек. Он был гpaмотен, умен, образован и трезв, но честолюбив. В то время Абдурахман-бек был в изгнании.

      Он был не только племянником Аслан-хана, но и сыном родной сестры ханши Рукижат-бика. Рукижат-бика стала убеждать сестру, что Абдурахман-бек не имел против нее злого умысла, наоборот, хотел ей помочь. Она стала просить сестру, чтобы та ходатайствовала перед русским генералом об освобождении Абдурахман-бека и возвращении его в Кумух.

      Уму-Кусум-бика обратилась с просьбой к главнокомандующему о назначении ханом Кази-Кумухским Абдурахман-бека. Но в этом ей было oтказано. Главнокомандующий через майора Корганова предупредил старую ханшу о честолюбивых замыслах племянника. Тогда Уму-Кусум-бика стала просить о возвращении его из изгнания.

      В то время, пока велись эти переговоры, неожиданно умерла молодая, любимая жена Абдурахман-бека, и он самовольно приехал в Кумух на похороны жены. Было это в 1841 году. После похорон майор Корганов предложил Абдурахман-беку покинуть Кумух, тот ответил дерзким отказом и оскорбил Корганова. На стороне Абдурахман-бека было немало влиятельных людей Кумуха. В это время тяжело заболела старая ханша. Все ждали ее смерти Абдурахман-бек со своими сторонниками взял власть в свои руки и распорядился не выпускать никуда Махмуд-бека. Но старая ханша поправилась. Cвое поведение в отношении Махмуд-бека Абдурахман-бек объяснил тем, что оберегал его от народного гнева.

      Ханша успокоилась, но майор Корганов не забыл нанесенное ему оскорбление и сообщил о поведении Абдурахман-бека главнокомандующему. Абдурахман-бека вызвали в Тифлис. Но он не хотел ехать Уму-Кусум-бика обнадежила его, что на этот раз он не пострадает, ибо она написала главнокомандующему в его защиту, теперь только самому Абдурахман-беку надо суметь оправдаться.

      А Гаджи-Яхья тем врменем, находясь под защитой имма, вел переговоры с Махмуд-беком об оказании со стороны Кази-Кумуха помощи имаму, чтобы изгнать русских из Дагестана. Майор Корганов уэнал об этих nepeговоpaх и донес генералу Головину и еще добавил, что народ недолюбливает Махмуд-бека и не слушает его.

      Уму-Кусум-бика снова обратилась к главнокомандующему с просьбой о назначении Абдурахман-бека ханом Кази-Кумухским. Тогда то она и обратилась с вышеупомянутым письмом к Абдурахман-беку в Тифлис.Вот оно:

      "Вассалам от благородной правительницы Уму-Кусум-бика дорогому, сыну Абдурахман-хану. Мир тебе и милость Аллаха!

      Когда я добралась до наших дел и взяла в свои руки бразды правления, я была весьма довольна и бесконечно рада. Но и ты был чрезвычайно рад этим. Да порадуется тобой Аллах! Я надеялась на твою руку, на твою поддержку. Ты должен был бы подумать в пользу моих дел, и указать мне на них, и направить меня. Прошу тебя, сын мой, не будь небрежным к моим делам, к моим правам. Мой успех, мои дела непосредственно зависят от тебя; Ты душа в моем теле, ты моя надежда и кисть руки моей. Да поддержит и подкрепит тебя Аллах всевышний славной и ясной победой, ибо побеждает только одии Аллах!

16 раби ал - ахир 1258 (28 мая 1842 г.).
Перстневая печать "Уму-Кусум-бика".

      Махмуд-бек был отстранен от власти, и на его место назначен Абдурахман-бек. Чтобы укрепить свое право на престол Абдурахман-бек женился на дочери Нуцал-хана Шамай-бика. Став ханом, честоюбивый Абдурахман-бек не стал считатся с приближенными, много кутил и гyлял, только считался со старой ханшей, ибо ему еще нужна была ее поддержка. Неизвестно, как бы он кончил, если бы не один случай. Летом 1547 года приехал из Петербурга а Кумух младший брат Абдурахман-хана Агалар-бек в чине штаб-ротмистра гвардии Его Величества. И как раз в эту пору генедап Аргутинский, стоял с войском на горе Турчи-Даг, ожидая битвы с Шамилем. Абдурахман-хан и Агалар-бек с войском тоже пришли на помощь генералу, чтобы не дать возможности мюридам прорваться в сторому Кумуха. Началось сражение. Все усилия Шамиля были тщетны. Русские успешно отбивали все его атаки. Тогда Шамиль решил вести переговоры с Абдурахман-ханом, и велись эти переговоры совершенно секретно. Абдурахман-хану предлагалось в решающий момент ударить русских с тыла.

      Абдурахман-хан имел неосторожностъ поделиться этим с Агалар-беком, а тот не замедлил сообщить об этом Apгутинскому. Прямо на поле сражения Абдурахман-хан был отстранен от командования. Но хан не знал о предательстве брата, не знал он об этом и тогда, когда его вызвали в Тифлис к главнокомандующему. Хан не хотел ехать, но Уму-Кусум-бика, которая ничего не знала о случившемся, уговорила племянника поехать. Через месяц после отъезда Абдурахман-хана, в сентябре, Агалар-бек был назначен ханом Кази-Кумухским. Через несколько месяцев в Тифлисе заболел и умер Абдурахман-хан.

      А в 1849 году скончалась много видевшая и много пережившая на своем веку старая ханша Уму-Кусум-бика.

МИЯСАТ ШУРПАЕВА.
11 июля 1992 г.

Содержание