САДУ ТУТУНОВА
 

      Когда я училась в Кумухt в старших классах, приехал к нам новый учитель географии Татархан Константинович, по национальности осетин. Об этой новости я сообщила бабущкt, добавив, что учитель молодой и похож на лакца.
      —Осетин, говоришь, а как ты сказала его зовут?—оживилась бабушка.
      — Татархан.

      — А слышала ли ты про учителя Адильгсрея, или его стихи?: "Ради бога, учитель, не задерживайся в Тифлисе...? — спросила бабушка, как-то многозначительно улыбаясь, а затем стала рассказывать: "Когда в Кумухе открыли русскую школу, а это было в 1881 году, приехал к нам новый учитель Адильгерей, татарин по национальности, фамилия его была Терекулов. Он тоже был молод и очень похож на лакца, невысокого роста с рябоватым лицом, знал аджам, молитвы, читал и писал по-арабски. Хоть на первый взгляд он казался не очень симпатичным, но какое-то обаяние было в нем. Адильгерей очень быстро сошелся с уважаемыми людьми села, здоровался только по-лакски, вся кумухская молодежь тянулась к нему. Организовав школу, он сам ходил по домам, собирая детей. Лучше моллы читая молитвы, он, говорят, очень хорошо знал русский язык. Баллах, биллах от больших знаний человек сам возвышается и светится изнутри, как солнце, прикрытое сверху оболочкой.

      Он приходил к горцам, уговаривай отпустить ребенка учиться в русскую школу, те задумывались: если бы не было пользы от русского учения, этот умный мусульманин не выучился бы русскому языку, ведь он и коран читает, и по-русски знает, что тут плохого? И отпускали детей учиться.
      Адильгерей близко сошелся с людьми, быстро выучил лакский язык, его приглашали на свадьбы, на торжества, где он танцевал и пел.
      Когда же в селе кто-нибудь умирал, тут же являлся к родственникам, читал алхам, ходил на похороны, честное слово, молодец был парень.

      Со временем стал уговаривать людей, чтобы и девочек пускали в посолу, говорил, что ояи будут учиться отдельно от мальчиков, рассказывал о многих мусульманских известных женщинах, получивших русское образование. Кое-кто соглашался, но многие выступали против, поэтому в том году не удалось открыть школу для девочек.

      Правда, через несколько лет в доме Ганапиевых все же открыли русскую шкоду для горянок, но тогда уже Адильтерея в Кумухе не было. Он бы не уехал из Кумуха, ведь его любили, ценили, да и учитель был доволен кумухцами, но случилось непредсказуемое.

      Однажды Адильгерей был у Каталуевых на свадьбе своего друга Абдуллы. Когда есаул вывел Адильгерея танцевать, он пригласил девушку, но та не вышла с ним, пригласил вторую, третью, но и они тоже не вышли. И тут одна из девушек, Саду Тутунова, возмутившись поступком подруг, пошла танцевать с учителем, хоть он и не приглашал ее. По-моему, тогда ей было лет пятнадцать, очень красивая и озорная девушка. У нее были три неженатых брата и одна замужняя сестра. Родители Саду, состоятельные, добропорядочные, доброжелательные люди. были спокойны, зная с кем пошла танцевать их дочь, а мать только посмеивалась над се поступком, разводила руками, другие родители за это убили бы дочь, так как она позволила себе пригласить молодого человека другой национальности.

      Адильгерей был хорошим товарищем старших братьев Саду и приглашался в их дом. Может дома и сделали замечание дочери, но при людях не показали своего недовольства.

      Через некоторое время среди девушек прошел слух, что будто Саду учится у Адильгерея русской грамоте, она обучала своих подруг писать имена русскими буквами. Следом поползла сплетня, что Адильгерей влюблен в Саду. Разве это могло понравиться родителям девушки, и они отказали Адильгерею в приеме: он не стал к ним ходить. Но Саду, будучи видной и красивой девушкой, привлекала к себе ребят, которые мечтали о ней, любовались и посылали сватов. Но, видимо, родители имели свои планы, они отказывали всем сватам, и в одно время мы услышали, что приехали из Пятигорска родственники Тутуновых сватать Саду, родители дали согласие. Когда же жених приехал и стал говорить о любви своей. Саду ответила: "Я не считаю; что ты недостоин меня, но, если даже небо упадет на землю и земля поднимется к небесам, я не стану твоей женой, я тебя не люблю".

      — Весь город наводнен слухами о твоей любви к Адильгерею, я же ие обращал на это внимание, видимо, это правда, — сказал парень, на что Саду ответила:
      — Ничего плохого обо мне болтать не могут, ибо я чиста, но скажу прямо, если бы Адильгерей меня сватал, я бы дала согласие". Услышав об этом, братья, не скрывая от Адильгерея, стали строить планы, как бы выслать учителя из Кумуха, но отец их предупредил: "Сыновья мои, подняв шум, вы запачкаете свою сестру, ибо все скажут, что вынудили Адильгерея уехать из-за Саду. Потерпите, вот кончится учебный год, и пошлем его своей дорогой, больше он не вернется, и разговоры сами собой утихнут, страсти улягутся. Когда мутное озеро мешаешь, оно еще мутнее становится."

      Братья успокоились, жених девушки уехал обратно, все как-будто стало на свои места, как вдруг, в один прекрасный день, Адильгерей вздумал сделать предложение Саду. Она дала согласие, но родители отчаялись, а братья возмутились. Они потребовали, чтобы Адильгерей уехал из Кумуха. Однако он не струсил, не растерялся и спросил их: "По какой причине а должен уехать отсюда, разве я оскорбил вас или вашу сестру? Или я самый первый в истории человечества, который полюбил девушку другой национальности и честно пошел просить ее руки? Если она ваша сестра, для мена-любимая девушка, честью которой я тоже дорожу и не желаю, чтобы хоть один волос упал с ее головы. Если вы не хотите, чтобы ваша сестра уехала из Кумуха, мы будем жить здесь. Я дам ей образование, выведу ее в люди".

      Ему отказали, но он не стал вешать носа, работал как прежде, был в гуще кумухской жизни, а когда закончился учебный год, уехал в отпуск в г.Баку, где жили его родители. Саду же он предупредил, что приедет за ней и тайно увезет к себе. По тому, что Адильгерей забрал все свои вещи, люди опечалясь поняли, что он уехал навсегда и больше не вернется в Кумух. Подружки уверяли Саду, что Адильгерей женится там на своей, а ее не любил, раз он так испугался ее братьев, послушался их и уехал насовсем, ведь мог бы остаться в Кумухе и работать. И Саду поверила, что Адильгерей обещая приехать, обманывал ее. Почти два месяца не было от него вестей, и Саду переживала и плакала. Люди сочинили куплеты:

    Радн бога, учитель,
    Не задерживайся в Тифлисе,
    Саду горько плачет,
    А город весь смеется.
    Если кто принесет весть,
    Что едет Адильгерей,
    Жемчуг, что грудь украшает,
    Сниму и отдам.

      Однажды Саду пропала. По всему Кумуху искали ее, спрашивали у подруг, и мать, оказывается, узнала об исчезновении дочери только утром. сомневаясь была ли она дома ночью. В селе был большой переполох. На следующий день, в четверг, на базар в Кумух приехали цудахарцы. Они рассказали, что видели, как Адильгерей с девушкой, не по нашему одетой, поздно вечером проехали на карете. Стали распрашиватьо приметах девушки и услышали, что она определенно не дагестанка, ибо была одета совсем по-другому: на ней было какое-то жемчужное платье и шапка, обшитая жемчугом, а такие платья и шапки в Дагестане не носят.

      Но братья Саду догадались, что рядом с Адильгсреем непременно была их сестра. Поехали в погоню. Да разве найти!... Выяснилось, что приезжал Адялъгерей. Не доезжая до Кумуха он, оставив карсту в поле, послал подкупленную женщину за Саду и увез ее. Причем сразу попросил, чтобы любимая переоделась в ту одежду, которую для нее прислала его мать. Все думали, что они уехали в Тбилиси; ибо, при отъезде Адильгерей говорил, что едет именно туда. Никто не думал, что он живет в Баку, пока через несколько месяцев кумухские ювелиры, работающие в Баку, не рассказали, что там они часто видят Саду с родственниками Адильгереа в магазинах, на базаре, а вокруг нее бывают служанки, которые носят корзины. Ездит же она в карете, как царская дочь.

      Родные Адильгерея приезжали в Кумух к родителям Саду просить прощения за поступок Адильгерея и помириться с ними, но получили отказ; Здесь бабушка замолчала, посчитав, что рассказ окончен, но интересуясь дальнейшей судьбой Саду, я стала просить ее продолжить эту повесть, но тщетно. Однажды мой земляк Джидалаев Магомед рассказал мне о своей интересной встрече, происшедшей в городе Баку. Магомед сдавал экзамены в консерваторию. И здесь к нему подошла одна преподавательница и спросила:
      — Вы из Дагестана?
      — Да,—ответил Магомед.
      — Откуда будете родом, кто вы по-национальности?
      — Я лакец, родом из Кази-Кумуха.

      Преподавательница сказала, что ее зовут Ляман Гасановна и что ее бабушка была родом из Кумуха, звали ее Тутунова Саду. Она рассказала о том, какую красивую жизнь прожила ее бабушка с дедушкой.

      Дед помог ей получить музыкальное образование и теперь она обучает других. Во время революции он был в гуще этих событий, пользовался большим авторитетом, а после революции работал преподавателем в институте. Бабушка с дедушкой имели много друзей, которые часто собирались у них. Они вместе ходили в театры, кино, в гости, и выглядела бабушка как настоящая королева, была очень хороша собой и даже в старости.

      Ляман Гасановна рассказала, как ее бабушка рассказывала им о Дагестане, о Кумухе, о талантливых ювелирах, об искусных вышивальщицах, к которым относилась и сама. Она часто вспоминала своих родных, которые так и не простили ей. Желание увидеть своих близких, поехать в Кумух не покидали ее никогда. "Свою любовь к Дагестану, Кумуху она передала нам, и мы с гордостью говорим о своей Родине. Что делать? Так сложились обстоятельства. Но даже теперь, если я встречу человека не только из Кумуха, а просто из Дагестана, то испытываю к нему теплое родственное чувство, ибо место, где родилась моя бабушка и подобные ей люди, не могут быть плохими", — сказала Ляман Гасанввна, доцент Бакинской консерватории.

Содержание