ГОСПОДИН ШИГРОВСКИЙ. ПРОЙДЕМТЕ В БЕСЕДКУ!
 

      В начале XX века в Кумухе жил Шигровский, назначенный царским правительством начальником Кази-Кумухского округа. Он вел себя как бог и царь, считая, что послан в Кумух разбогатеть и прославиться.
      Хоть он и не был ни судьей, ни кади, все судебные дела держал в своих руках и судил как ему заблагорассудится со своим помощником Злобиным, выносил явно несправедливые решения и брал взятки. Оба издевались над людьми, нагло забирали у сельчан баранов, резали их и вместе с дружками ели, кутили. Никто не смел им перечить.
      Прямо на середине кумухского большого, озера Шигровский велел построить плавучую беседку, к которой с дружками подплывал на лодке, там пили чай, играли в шахматы, развлекались. Шигровский не только не помогал тем, которые к нему обращались с просьбой, но даже не слушал их, и не дай бог, если это был бедный человек, он его высмеивал и обвинял самого жалобщика во всех грехах.

      Много раз ездил" кумухские мужчины в Темир-Хан-Шуру, чтобй пожаловаться на начальника округа, но ничего из этого не выходило, Шигровскии посылал в Шуру своего человека с фаэтонами, полными всяких подарков и провизией для губернатора, а потом зло мстил тем, кто на него жаловался. Таким образом, не было на начальника никакой управы

      Летом 1906 года в Кумух из Петербурга приехал студент Саид Габиев. Обычно он в селе долго не задерживался, но ка этот раз заболел его отец и Саид не уехал сразу. Через несколько недель отец умер, и ему пришлось остаться в Кумухе еще. За это время Саид увидел, как себя ведет Шигровский, очень возмутился его самоуправству и стал спрашивать кумухских мужчин, почему-они так распустили своего начальника. Те стали пожимать плечами, объясняли, чем кончаются их жалобы в Шуру.
      - ЕСЛИ на мышку есть кошка, тона кошку тоже есть собака, - сказал Саид, - выше губернатора в Темар-Хан-Шуре есть наместник в Тифлисе!
      - Если в Дагестане нас не слушает губернатор, послушает ли наместник в Тифлисе? - сомневались мужчины.
      - Во всяком случае, надо сделать попытку, мы не рабы Шигровского и не крепостные, чтобы он так распоряжался нами, - сказал Габиев и предложил подумать, кто поедет с ним в Тифлис. Договорились пока о своем намерении никому не говорить, замысел свой не раскрывать

      С Габиевым поехали Кажлаев Юсуп-Гаджи, Ахкуев Абдулла, Курки Баригаджиев, Абидин Хайдаков, Абдулла Апайчиев.
      В Тифлисе они встретили своего земляка Камиля Шахшаева, который пригласил всех к себе в гости. Он там работал ювелиром, имел хороший дом и мастерскую. Когда Камиль узнал о цели приезда земляков, он удивился:
      - Как можно собраться к приехать без предупреждения, ведь необходимо записаться в очередь, так как к наместнику люди месяцами ждут приема! - У нас не было такого времени, чтобы сообщать, затем ждать очереди, придумаем что-нибудь, мы ведь лакцы, - пошутил Габиев.

      Договорились сообщить наместнику о том, что, якобы, приехала депутация от народа, которые не владеют ни русским, ни грузинским языком и поэтому, мол, наняли в переводчики этого студента. Саид из-за своего небольшого роста выглядел всегда меньше своих лет.
      - Вы можете что угодно говорить, а я буду переводить то, что необходимо, - сказал Сайд.

      Услышав об их приезде, утром пришли и другие земляки: Аминтаев Джамалутдин, Леххуев Юсуп и другие, которые тоже изъявили желание пойти с ними к наместнику, как приехавшие из Дагестана.
      В тот же день они нашли резиденцию наместника и стали просить чиновников, чтобы помогли им сегодня же попасть к нему. ибо они приехали издалека, здесь жить негде, да и там уже люди бунтуют, и дома ждут.
      - Нет, нет, - сказал один чиновник. - у наместника дел очень много, он принимает в неделю раз. Очередь большая и потому вас он сможет принять только через месяц. Саид попросил записать их и вышел. Договорились никуда не отходить и ждать самого наместника, но в тот же день он к не пришел в резиденцию. Много народа ждало его, все стояли тут по нескольку недель, устраивались со своими кошелками, хурджинами, здесь же перекусывали чем-нибудь и молились.

      На второй день возле резиденции люди вдруг засуетились, оказывается, это ехал на работу наместник со своей свитой.
      Сайд сделал знак своим, чтобы стали поближе к выходу.
      Наместник вышел из кареты, бросил беглый взгляд на ожидающих и пошел в окружении толпы чиновников. Саид быстро пошел за ним, но один из служащих его остановил.
      - Эта группа людей, депутация от народа, приехавшая из Дагестана к наместнику. Им обязательно нужно сегодня же попасть к нему по очень важному и спешному делу, - сказал Сайд испуганным голосом.
      - Что это за важное дело и кто ты такой?
      - Видите ли, эти люди не владеют русским языком, они знают только свой родной лакский язык. Я же студент, тоже лакец. они меня наняли в переводчики. А там, в Дагестане, назревает бунт против начальника округа, который, по рассказам этих людей, ужасно издевается над людьми. Если эти люди в течение нескольких дней не сумеют решить вопрос, там,в Дагестане, произойдет ужасное кровопролитие, - сказал Сайд. Сопровождающий наместника посмотрел в окно на делегацию из Дагестана, ничего не ответил и пошел.

      Через часа два вышел другой служащий и спросил:
      -Где здесь депутация из Дагестана? Войдите! - И они вошли. Переступая порог кабинета его высочества, все вполголоса сказали: "Бисмиллахи Рахмани Рахим", затем, обращаясь к наместнику: "Салям алейкум!" Тот ответил тоже по-мусульмански и спросил,что их привело к нему. Саид перевел им вопрос наместника. Так Саид "переводил" им вопросы наместника и их ответы. Он стал говорить, что дагестанцы очень волнуются, как бы чего не случилось там, пока они здесь находятся, очень эффективно, ярко рассказывал о бесчинствах и о безразличном отношении ко всему этому со стороны губернатора Дагестана. Наместник пристально посмотрел на хмурые лица дагестанцев, затем обратился к Саиду:
      - А ты сам кто?
      - Я студент, их земляк, они попросили меня быть их переводчиком, - ответил Габисв.
      - Возвращайтесь домой, успокойте народ, я займусь вашим делом, - сказал наместник. Депутация ушла. Затем Сайд предложил землякам всем вместе сфотографироваться в честь этого памятного дня. Эта фотография и сейчас хранится в семейном альбоме Габиевых.
Слева направо сидят:
Джамалутдин Аминтаев, Юсуп-Гаджи Кажлаев, Камиль Шахшаев, Гаджи-Али Апайчиев.
На заднем плане:
Абиди Гайдаев, Курки Баригаджиев, Абдулла Ахкуев, Юсуп Омаров.
В центре в фуражке - Саид Габиев.

      Делегация, возвращаясь домой, договорилась поехать до Цудахара вместе, но оттуда до Кумуха выехать порознь, чтобы не навлечь подозрение начальника округа, который мог предпринять любой коварный шаг. Когда они выехали из Левашей и стали подниматься на перевал, заметили едущих с гор им навстречу несколько фаэтонов, набитых вещами.
      - Смотрите, смотрите, это же наш Ширговский, кажется, стрекача дает! - крикнул Абдулла Ахкуев.
      -Да, да точно он! - засмеялись остальные. Когда встречные фаэтоны сравнялись, Габиев крикнул:
      - Господин Шигровский, пойдемте в беседку! Шигровский оглянулся и погнал лошадей. Он удалялся, сопровождаемый громким смехом кумухцев.

Содержание