И ВЕРНОСТЬ, И МУЖЕСТВО ГОРЯНКИ
 

      Когда у кого-нибудь из сельчан случалось несчастье и женщина изводилась от горя и слез, моя бабушка говорила ей: - Ты что, осталась с четырьмя несчастьями и под тюремными замками, как жена Валиабдуллы, Патимат? Если уже она нашла терпение и волю, то зачем же так убиваться тебе, женщине, для которой все четыре стены открыты, а рядом - вся родня?! На то и дана воля человеку, чтобы держал себя в, руках, не терял мужества.

      Кто же такая Патимат, жена Валиабдуллы?

      Когда в Дагестане подняли бунт против русского царя (1877 г.), всех участников бунта царь жестоко наказал, кого повесил, кого расстрелял, кого сослал в Сибирь. Среди сосланных был и Валиабдуллах Рашкуев из Кумуха. Прошло полгода. В руки чиновников попало письмо Валиабдуллаха, отправленное им из Сибири жене, в котором он клеймил позором царских сатрапов. Из Темир-Хан-Шуры пришел указ конфисковать все домашнее имущество Рашкуева. Патимат осталась одна с двумя малышами: четырехлетним сынишкой и двухлетней дочкой. Не знали милосердия царские чиновники: конфисковали все до последней нитки. Патимат решила вместе с детьми ехать к мужу в ссылку. В то время Рашкуев находился в тюрьме города Тобольска. Все родственники восстали против намерения Патимат. На их уговоры она отвечала одно и то же:

      - Что у меня здесь осталось? В чем мой муж виноват, в том и я виновата, что он сейчас видит, то и я увижу...

      - Забрала обоих детей и отправилась в дальний путь с адресом мужа в, руках.

      Ни русского языка, ни дороги не знала Патимат Рашкуева. Ни больших денег, ни драгоценностей она не имела, на фаэтоне доброго человека - кумухца она добралась до Темир-Хан-Шуры. Один бог знает, что ей пришлось перенести, пока целый месяц добиралась до Тобольска. Даже тюремное начальство поразилось тому, что она сумела проделать такой путь с двумя малолетними детьми. Ее стали уговаривать, чтобы она побыла несколько дней и отправилась обратно.

      - Рассуди сама, женщина, ты будешь жить здесь, как заключенная. У тебя и детей будет не больше прав, чем у остальных заключенных. Пойми - лучше будет, если вернешься домой со своими детьми, - говорили ей.

      - Я проделала такой тяжелый и длинный путь не для того, чтобы уехать обратно... в чем эти люди виновны, в том и моя вина, что им суждено вынести и я вынесу!! - твердо ответила Патимат.

      В тобольской тюрьме было много дагестанцев. Всех измучила, измотала долгая дорога пешком из Порт-Петровска до Тобольска. У многих отекли и болели ноги. Приезд Патимат для всех земляков стал радостью. Добрая и ласковая по натуре, она помогала больным и раненым, утешала их, латала рваную одежду... "Наша героическая женщина" - говорили о Патимат Рашкуевой заключенные.

      Однажды тюремный надзиратель, торопливо садясь в фаэтон, зацепился и порвал шинель. Он скинул ее, надел чужую и спешно уехал. Вот охраннику и пришлось зашивать эту шинель. Смотрела, смотрела Патимат на его неловкую работу, не вытерпела, забрала у него шинель, распорола его "рукоделие" и хорошенько зашила. Вернувшись, надзиратель удивленно рассматривал свою шинель: "Вот это работа! Только самому опытному мастеру такая под силу". Так оно и было. Юной девушкой Патимат уже славилась в Кумухс как искусная вышивальщица, не раз ее работы посылали на выставки... Пригодилось ее мастерство и здесь, в сибирской тюрьме.

      После того случая отношение к Патимат резко изменилось. А жены тюремного начальства нередко носили ей свои заказы. Никому не отказывала в помощи жена Рашкуева, душа ее была открыта для всех. Благодаря ей, тюремное начальство мягче относилось к заключенным. И если обращалась Патимат с просьбой о ком-нибудь из заключенных земляков, редко слышала она отказ.

      Патимат родила в тобольской тюрьме двоих детей: сына и дочь. Но нагрянула на Тобольск беда: какая-то страшная эпидемия косила людей - без разбору, особенно больных и слабых заключенных. Заболели Валиабдуллах и дети. Изо всех сил Патимат ухаживала и за своими и за чужими больными... Не успевала она прочитать молитву над одним умирающим, как умирал другой. В один и тот же день умерли Валиабдуллах и трое из детей. Одним взмахом судьба отняла у нее четверых ее любимых. В отчаянии застыла Патимат над ними. Но тут ей сказали, что умирает заключенный, и она кинулась к нему и стала читать коран... Сердцем поняла несчастная: нужно держать себя в руках, нельзя при этих больных людях ни плакать, ни причитать... Только у бога просила она ниспослать ей терпение, чтобы вынести неотвратимую беду. Бог дал ей и стойкость...

      Когда после амнистии вернулись дагестанцы домой, с их уст не сходили рассказы о выдержке и героической стойкости Патимат, ставшей образцом мужества для всех заключенных тобольской тюрьмы.

      После смерти Валиабдуллаха Рашкуева и детей тюремные начальники сказали Патимат: "Теперь ты свободна, ничего тебя здесь не удерживает, забирай сына и возвращайся домой. Средства на дорогу мы тебе дадим".

      - Что меня дома ждет, кому там нужна моя помощь? И разве свобода даст мне теперь счастье? Бог меня накажет, если покину сейчас больных, нуждающихся в моей помощи людей!.. - ответила Патимат.

      Очень удивились такому решению в тюрьме. А Патимат осталась. Теперь она могла свободно ходить в город, приобретать все, что удавалось достать для заключенных. К тому времени сын Патимат, Айгун читал и писал по-русски. Вот и ходил всюду с матерью как переводчик, помогал договориться с начальством и продавцами, хоть и было ему всего девять лет. Спустя несколько месяцев, болезнь отступила. Один из надзирателей сказал Патимат: "Когда появилась возможность уехать домой, все заключенные тебе завидовали, а я уважаю тебя, избравшую такую тяжелую долю!.. Но сейчас подумай о сыне. Он очень способный, умный мальчик, кто знает, какой из него выйдет человек, если он будет на свободе. Не души своими руками его счастье!"

      Подросший на его глазах мальчик, прибывший с матерью из далекого Кумуха, не только читал и писал по-русски, но и по-арабски, всему, что знали сами, старались научить его земляки. Читал он коран и знал все обряды.

      Патимат решила вернуться домой. Когда она прощалась с заключенными, многие не удержали слез, ибо лишались очень близкого человека.

      Патимат с Айгуном вернулись в Кумух. В доме у них не было ни чашки, ни ложки, ни постели... Одни голые стены, да прохудившаяся крыша. Потому и несли им родственники кто что мог, на первое время помогли и с продуктами, и с одеждой. Потихоньку мать и сын обжились. Подрос Айгун, окреп, стал ездить в Россию, вместе с купцами, привозил товар для продажи. Впоследствии сам стал опытным купцом, женился, появились дети, построил хороший дом. Отличался от других купцов Айгун большим милосердием. Сын своей матери -добрый и отзывчивый человек, заботился о бедных и сиротах...

      Однажды на годекане он узнал, что какая-то беднячка из Хосреха должна отправиться куда-то по своему несчастью, а у нее маленькая больная дочь на руках, вот и не знает, бедная, что с ней делать.

      Айгун пошел разыскивать эту женщину. Взял ее к себе домой, помог вылечить девочку. А потом, когда мать собралась в дальнюю дорогу, предложил оставить до возвращения девочку у него. Вот и осталась девочка по имени Айшат в семье Айгуна, росла вместе с его детьми, как собственная дочь. Когда, лет через шесть, мать этой девочки явилась за ней, не захотела Айшат уехать от Айгуна. Она сказала, что Айгун - ее отец, а его жена Шуанат - се мать. Так выросла в этой семье Айшат. Айгун и Шуанат и замуж ее выдали. Сын этой Айшат Халил Халилов ныне известный лакский ученый, фольклорист, работает в Институте истории, языка и литературы нашей республики. Дочь Айгуна, Уммукусум, и сейчас живет в Махачкале со своим мужем Юнусовым Гаджи и детьми. Их дочь, которая носит имя легендарной бабушки Патимат, работает в республиканской клинической больнице заведующей отделением гастроэнтерологии.

      Уммукусум вспоминает, что когда совсем старенькая ее бабушка (ей было больше ста лет) ослепла, она оставалась жизнерадостной, давала всем добрые и очень хорошие советы, поддерживала всех в горе и несчастье. Когда умер девятилетний сын, Патимат крепко отругала их за слабость, взывала к терпению. Бабушка Патимат очень любила внука и горько ей было его терять, но, стойкая и мужественная, она передавала силу своего духа и другим.

      Другой внук Патимат - Вали Рашкуев, был первым комсомольцем в Кази-Кумухском округе. Будучи очень молодым, участвовал в революционных делах. Он вместе с другими комсомольцами: Юсупом Амировым. Омаром Чутуевым, Асадом Сейд-Гусейновым вел работу в селах Лакского и Кулинского районов. Создавал комсомольские ячейки. Когда понадобилась материальная помощь большевикам. Кази-Кумухского округа. Вали пришел с товарищами к отцу и попросил отдать деньги и ценности на расходы для дела революции. Все родственники тогда стали ругать Вали. обвиняя его и стремлении конфисковать имущество отца, собственным его трудом заработанные. Но тут вышла из комнаты слепая Патимат, утихомирила всех и спросила:

      - Внук мой, Вали, кому нужна помощь, царю или народу?

      - Революционному народу, - ответил Вали.

      - Мы не умерли с голоду даже тогда, когда царь отобрал у нас все, опустошил наш дом, а нас голыми и босыми сослал в Сибирь. Неужели теперь, когда власть переходит в руки народа, мы умрем с голоду? Пусть тратят на то, на что нужно!

      Все умолкли, страсти улеглись и Вали с разрешения отца, спокойно взял то, что было крайне необходимо для помощи революционным отрядам в то трудное время.

Содержание