ЖЕНИТЬБА ЗАМИР-АЛИ
 

      Как-то летом Али приехал в Кумух погостить, и тут его учитель Гази Саидгусейнов стал настаивать, "чтобы Али женился и остался здесь.
      - Кто отдаст за меня свою дочь? Хоть я и узден, но нищ, как раэят, - сказал Али.
      - Ничего, найдем "такую, какую отдадут, но не поженив, я тебя теперь никуда не отпущу, - твердил Гази. Учитель предложил ему присмотреть себе девушку, а об остальном обещал позаботиться сам.
      Через несколько дней Али пришел к Гази и сказал, что с крыши своего дома он увидел во дворе Закарижа симпатичную девушку.
      - Ты с ней говорил?
      - Нет, я даже не знаю, как ее зовут, - ответил Али.
      - Ее зовут Айшат. Она сестра Закарижа, ей шестнадцать лет, отца у нее нет в живых, значит надо обращаться к ее братьям. Но люди говорят, что она любит хорошо одеваться, завивает волосы на челке и даже лома при братьях ходит без платка.
      - В коране нигде не написано, что женщине грешно хороша одеваться, наводить красоту, следить за собой. Эта сторона меня меньше всего беспокоит.Но отдаст ли Закарижа ее за меня?
      -Об этом я позабочусь, а ты постарайся увидеться с ней и поговорить, ее согласие много значит, - сказал Гази.

      Переходя с крыши своего дома на крышу соседнего, откуда хорошо был виден двор дома Закарижи, Али старался увидеться с Айшат, А Гази же стал ходить на ханский годекан, где, обычно, сидел Закарижа, чтобы поговорить с ним насчет сестры.
      Однажды Гази увидел сидящего на годекане Закарижу и сел возле него. Говорили о том, о сем, в разговоре, как бы между прочим, Гази спросил Закарижа:
      - Закарижа.какого ты мнения о своем соседе Али?
      - Вах, что за вопрос? Прекрасный мужчина, умен, образован, что, кто-нибудь сомневался в его порядочности? - удивился Закарижа.
      - Нет, не сомневаются. Хочу еще спросить, отдадут ли за него кумухцы хорошую девушку, как ты думаешь?
      - Думаю, отдадут. Он в состоянии прокормить свою семью, хорошего происхождения, узден, если кто и откажет, мы его уговорим, - пошутил Закарижа.
      - Тогда я могу придти к тебе вечером и просить руки твоей сестры Айшат для Али? - спросил Гази, совершенно неожиданно для всех. Закарижа растерялся, покраснел, сразу и не нашелся, что ответить.
      - Скажи, могу я придти к тебе, ты не обидишь меня своим отказом? - все настаивал Гази.
      - Ну что ты, Гази, разве такие вопросы решаются на годекане? - все не сдавался Закарижа.
      - Разве я собираюсь решить этот вопрос на годекане? Мне нужно твое разрешение на наш приход.
      Тут вмешались аксакалы, которые сказали Закарижа, что об Али позаботиться должен прежде всего он, как ближайший сосед, а не Гази. К тому же Али не какой-нибудь лудильщик, а известный ученый, которым мы все должны гордиться. У него нет отца, нет близкого мужчины, который бы побеспокоился о его женитьбе, кто как не Закарижа должен о нем беспокоиться?
      - Ведь речь идет не столько об Али.сколько о моей сестре.Как я могу здесь решить судьбу сестры, не посоветовавшись с братьями и матерью. не спросив ее саму? - отводил их упреки .Закарижа.
      - С братьями и с остальными поговорю я сам, а ты скажи только за себя, могу я надеяться на твое согласие? - настаивал Гази.
      Закарижа дал слово со своей стороны не отказать, а Гази быстро пошел домой и послал своего сына за другом. Тем временем Али стоял на крыше соседнего дома и ждал, пока Айшат, выйдет во двор. Под вечер во дворе Закарижа домработница доила корову, затем из комнаты вышла Айшат с посудой для молока и спустилась во двор. Она была в длинном, нарядном платье с двойным рукавом, красивая шаль лежала на плечах. Домработница налила из пояойника молоко в посуду Айшат, которая с молоком в руках поднимаясь по лестнице, .заметила стоявшего на крыше прямо над ней, Али. Она растерялась, и натягивая шаль с плеч на голову, разлила молоко и исчезла в комнатах. Намерение Али вызвать девушку на беседу не удалось. Он вернулся к себе, я дома увидел сына Гази Аму-жада, который пригласил Али к себе. Гази выразил недовольство, что Али не смог поговорить с девушкой , взяв с собой родственника, он, не откладывая, отправился к Закарижа. Вернулся Гази поздно, но довольный и подвыпивший.
      - Такая крепкая была буза у Закарижа, что голова закружилась,- стал оправдываться Гази еще с порог", ибо сам никогда водку не употреблял и другим не советовал, -но я пил ее, чтобы не обидеть Закарижу. Что делать, такая была миссия. Но зато, сынок, я тебе невесту просватал, поздравляю, - сказал он, похлопывая Али по плечу. Гази решил завтра же добиться, чтобы сделали махар, то есть регистрацию по-мусульмански, и, не откладывая, сыграть свадьбу. Сначала он послал сына в селение Убра за матерью Али, чтобы та пришла приготовить комнату для невесты, а сам занялся свадебными делами.

      Ажи взялась за дело,заняла у соседей и знакомых то палас, то ковер, то занавески и обставила комнату. Закарижа сыграл пышную свадьбу для единственной сестры. Кумухские муллы и кадии стали настаивать, чтобы невесту к Али вели не под звуки зурны и барабана, а под напевом молитвы, поскольку Али религиозный деятель. Но жених категорически отверг эту мысль, ибо он такой же человек, как другие и потому нужно, чтобы на свадьбах играли зурна и барабан, как у всех. Так и сделали, как он требовал. После свадьбы мать ушла к себе домой, а соседи и знакомые один за другим приходили за своими паласами, коврами, занавесями. Али понял оплошность матери, был очень расстроен, думал, что теперь его молодая жена может уйти от него. Но Айшат, поняв его удрученное состояние, стала успокаивать мужа:
      - Зачем тебе так переживать из-за оплошности матери, разве это твоя вина? Все равно я эти веши хотела раздать бедным и принести свои. У меня приготовлено хорошее приданое, есть все необходимое, чтобы обставить квартиру, я сегодня же велю их доставить.
      И, действительно, Айшат в тот же день распорядилась принести веши к себе. Девушки и обставили комнату.

      Али же теперь необходимо было остаться в Кумухе, он открыл школу для бедных детей, которых обучал совершенно бесплатно.
      В основном Али брал со всего округа в учение способных детей из бедняков. Рассказывают, как один пастух из селения Кубра в знак благодарности за обучение сына привел овцу в дом Али. В тот момент учителя не было дома. Когда же он вернулся и узнал об этом, пригласил своего ученика, сына этого пастуха, и вместе с овцой отправил к отцу, сказав, что он больше не будет его обучать. Много сил и труда стоило одноклассникам и ходатаям мальчика, чтобы заставить Али принять мальчика к себе в учение.
      Али занимался и со взрослыми муталимами, которые самостоятельно изучали книги восточных ученых, еще он писал свои творческие работы, разыскивал материал" для своих работ в старинных книгах и в книгах современных ученых. В каждую пятницу в кумухской Джума-мечети проходили большие моленья, где обязательно принимал участие и Али, но он не оставался в мечети по нескольку часов, как другие муллы и кадии, а совершив основной обряд моления, быстро уходил к своим ученикам. Он берег время, вставал рано, ложился поздно, никогда не уходил на годекан, не тратил время на разговоры.
      Когда его упрекали, что он так мало молится, учитель ответил:
      - Я молюсь столько, сколько необходимо богу и мне, а в остальное время я делаю очень полезную для людей и угодную богу работу, потому думаю, что Аллах простит мне мои короткие молитвы.

      Рассказывают, что однажды в Кумухе дочь известного тухума узденов Качаевых была похищена сыном из рода раэятов Нугаевых. Молодые люди любили друг друга, и похищение было совершено с обоюдного согласия. Но кумухские религиозные деятели отказались делать махар, то есть зарегистрировать по-мусульманскому обычаю этот брак, поскольку этот брак между узденами и раэятами - невозможен.
      Услышав об этом, Али возмутился и пошел совершить махар молодым. О том, что Али-кади соединил молодых, моментально узнали кадии и муллы, стали возмущаться.
      В пятницу в кумухской Джума-мечети состоялись традиционные большие моленья, те принимали участие все кадии и муллы Кази-Кумухского округа. Когда закончился основной обряд моленья, Али-кади, как обычно, встал и направился к выходу. Старший кади Кази-Кумуха Магомед-кади взял его за руку:
      - Подожди, подожди, Али-кади, у меня к тебе есть один вопрос.
      - Что за вопрос, Магомед-кади, я тебя слушаю, спрашивай, - ответил Али-кади.
      - Говорят, тобой совершен махар дочери уздена с сыном раэятов. Ты забыл, что написано в коране:"Аль хурру, бир хурру, валь абду, биль абди, валь унсса, виль унсса"?
      - Нет, не забыл эту суру корана, которая обозначает, между прочим:"3а уздена - узден, за раба - раб, за бека - бек", это относится к кровной мести, но ни в коем случае не к женитьбе. И еще вспомни, Магомед-кади, что и ты, и я, и мы все являемся рабами Аллаха. А в жизни среди нас один человек не должен быть рабом другого. Вспомни, когда к пророку Мухаммеду приходил какой-нибудь рабовладелец с просьбой отпустить ему грех, то пророк Мухаммед назначал ему выкуп - освободить рабов, и чем тяжелее грех, тем больше освобождалось рабов. Значит, пророку Мухаммеду неугодно было, чтобы один человек был рабом другого?
      Если один вор и разбойник с кучей денег может купить другою человека, несомненно более порядочного и честного, чем он, но бедного, от этого все потомство этого бедняка будет рабами, хотя эти люди по натуре своей и по характеру не являются рабами, а тот, кто ими владеет, может быть, имеет в себе больше рабских, низких качеств, чем они. Я считаю, что я правильно поступил в данном случае.
      - Я бы хотел взять твой палец и сунуть в огонь, коль ты отрицаешь, что перед тобой огонь, тогда бы ты убедился, - сказал Магомед-кади.
      - Нет, нет, Магомед-кади, я не тот человек! - сказал Али-кади и быстро ушел.

Содержание