РАССКАЗЫ О ЗАМИР-АЛИ
 

      Популярный не только в Дагестане, но и во многих странах Востока ученый Али Каяев в ученом мире известен как Замир-Али. Так прозвали еще в юношеские годы его учителя в Согратле во время обучения в медресе. Говорят, что слово Замир в переводе с турецкого обозначает маленький, и Али был ростом невысок и всегда выглядел гораздо моложе своих лет, видимо, потому и дали ему такое прозвище, закрепленное за ним на всю жизнь.
      Даже в наше время, если говорят об Али Каясвс, мало кто поймет, о ком идет речь, но, упоминая имя Замир-Али, все уже знают, кто он.
      Али Каяев родился в Кази-Кумухе Казикумухского округа, который в те времена в Дагестане считался городом. В Кумухе была самая известная в Дагестане Джума-мечеть, куда стекались ученые-арабисты со всего Дагестана и даже из-за границы. При мечети была медресе, где обучались дети разных национальностей.

      В базарный день в Кумух съезжались купцы со всего Дагестана, приезжали даже из Нижнего Новгорода. Из Кумуха начиналась мода на женскую одежду, взять девушку из Кумуха.или выдать дочь в Кумух считалось честью не только для лакцев, поэтому у кумухцев еще в те времена много межнациональных браков с аварцами, с лезгинами и другими нациями. Лакцы, а в особенности кумухцы, были истинными интернационалистами.

      Отец Али Абдулгамид был известным оружейным мастером, но, к несчастью, он рано умер на чужбине, куда ездил на заработки, оставив двоих малолетних сыновей: Али и Сулеймана. Мать же Али после смерти мужа вышла замуж в селение Убра, оставив сыновей на попечении золовки Нажават, которая взяла племянников к себе, что не понравилось ее мужу. Нажават, недолго думая, разошлась с мужем и, перейдя жить в дом брата, стала заботиться о его детях. Вскоре от несчастного случая умер Сулейман. Так Али остался один, без родителей и без брата. С малолетства он был любознательным и умным. Сам по себе научился читать и писать на аджаме, посещал детей, обучающихся в медресе, прислушивался к их ответам.
      На него обратил внимание учитель медресе Гази Сейдгусейнов и посоветовал Нажават отдать мальчика на учение. Так Али стал учеником Гази Сеидгусейнова.
      В отличие от других учителей-арабистов, Гази Сейдгусейнов обучал своих питомцев не только корану и религиозным дисциплинам, но и истории, математике, астрономии, этнографии, и сам был всесторонне образованным, высокопорядочным человеком.
      Гази заметил незаурядные способности Ади и способствовал, чтобы он в полсрока завершил курс обучения, а после окончания школы направил его к другим дагестанским ученым, к тому же он полюбил мальчика как сына, часто приводил его к себе и оставлял со своими детьми, которых у него было немало.

      Так Али, совершенствуя свои знания у различных, известных в те времена алимов Дагестана, продолжал изучать всевозможные книги, языки Дагестана, арабскую и турецкую письменность. В 1899 году он снимает копию с известкой хроники Мухамеда-Тахира аль Карахи "Блеск Дагестанских шашек в некоторых битвах Шамиля" и посылает ее в дар астраханскому ученому Абу-ар-Рахману, который, восхищаясь работой молодого ученого, приглашает его к себе преподавателем медресе.

      Али решил поехать в Астрахань, не имея намерения там остаться, хотел оттуда поехать в Каир и поступитть в известный тогда на Востоке университет Аль-Азхар. Его тетя Нажават продала земельный участок, обеспечив всем необходимым, благословила в дальнюю дорогу.

      Он доехал до Астрахани, но пока нашел Абу-аль-Рахмана, его ограбили, оставив без копейки денег. Тут у него рухнули все планы дальнейшей поездки, пришлось остаться работать в медресе. Али работал в Астрахани несколько лет и, наконец, в 1905 году сумел выехать в Каир, где посетил университет Аль-Азхар. Начитанный Али стал замечать искажения в преподавании точных наук у некоторых преподавателей университета, старался исправлять их , что не нравилось учителям.
      Так у него возникли довольно серьезные стычки с преподавателями.
      В Каире Али еще сотрудничал в реформистском журнале "Ал-Манар". Издатель этого журнала Р.Риза, который ратовал за приобщение мусульманских народов к европейской культуре, проникся уважением к Али за его эрудицию и грамотность и подарил ему рукопись своего труда по вопросам реформизма. Окончил Али университет или нет, точно неизвестно, хотя земляки и его родные утверждают, что Али в полсрока окончил Каирский университет. В 1908 году он из Каира переезжает в Стамбул, чтобы ознакомиться с трудами восточных ученых, сосредоточенных в местных научных центрах. Но в это время в Стамбуле шла революция, и одним из руководителей младотурецкой революции был видный даргинский просветитель, редактор прогрессивной газеты "Мизан", Гаджи-Мурад Амиров, с которым Али сблизился. В революционной суматохе он был арестован турецким правительством. Слух об его аресте дошел до Дагестана, и по ходатайству дагестанских ученых Али был освобожден из тюрьмы.

      Вернувшись на родину, он узнал о смерти своей тети - попечительницы Нажават и вскоре выехал в Кумух. Дом свой он нашел совершенно пустым, всю домашнюю утварь растаскали люди. Его верный учитель Гази сразу по приезду забрал своего ученика к себе. На следуюдий же день Али пошел в селение Убра, чтобы навестить мать свою. Надо отметить, что при всем том, что мать его вышла замуж, оставив малолетних детей на произвол судьбы, Али относился к ней весьма почтительно, любил ее, навещал и не позволял никому отзываться о ней непочтительно. И это его отношение к матери никогда не менялось до самой ее смерти.Гази предложил ему остаться в Кумухе, работать кадием, он имел намерение женить его.

      Али обратился по поводу своей работы к старшему кадию Кумуха Рашку-Магомеду, тот сказал, чтобы работать кадием, надо иметь диплом, выданный духовным управлением в Темир-Хан-Шуре. Али тогда был уже известным ученым, автором нескольких трудов и на голову выше самого старшего кадия Кумуха, но ради забавы поехал в Темир - Хан-Шуру.

      Обычно, когда человек отправлялся в Темир-Хан-Шуру с таким намерением, он брал с собой какой-нибудь хороший подарок:барана, телку, чтобы подарить экзаменаторам. Али же отправился с пустыми руками, лишь взял с собой на дорогу чурек с сыром. По приезде в Шуру, он нашел заведение, где принимали экзамены на кадия, во дворе сидела много молодых людей, ожидая своей очереди. Али за руку поздоровался со всеми, спросил, за кем будет его очередь и присел на булыжник. Кроме молодых людей, во дворе было много разного скота, приведенного сюда этими парнями в качестве подарков экзаменаторам. То, что Али явился с пустыми руками и с пустыми хурджинами, удивило всех. Экзамен же принимали двое лакцев - Чупалав и Итулав, им показали принесенные подарки: барана, козу и быка. Из здания, где принимали экзамены, парни выходили покрасневшие, вспотевшие, вытирая свои лица и рассказывая, как их мучили, задавая трудные вопросы, чтобы запутать абитуриента. Из окна экзаменационной комнаты хорошобыл виден двор, где Чупалав и Ипалав увидели парня, пришсашсго с пустыми руками. Чтобы удостовериться, на самом ли деле этот парень явился держать экзамен на кадия, Чупалав вышел во двор и спросил, сколько еще человек осталось им принять. Ему ответили, еще четверо. Он понял, что он из Кумуха. Али всегда одевался скромно, иногда даже более чем скромно, он никосца не старался выглядеть хорошо одетым, считал это излишним, и Чупалав сказал Итулаву:
      - Посмотри на того молодого человека, приехавшего из Кумуха.одет как нищий, приехал с пустыми руками, а диплом кадия хочет непременно получить.
      - Ничего. Мы его примем, посмеемся над ним и отправим, - сказал Итулав с усмешкой,
      Во дворе молодые люди вытащили еду из своих хурджинов, стали есть и угощать друг друга. Али тоже вытащил свой чурек с сыром, предлагая окружающим, но у тех были яйца, мясо, хлеб на дрожжах, поэтому от угощения Али отказались.

      Дошла и его очередь сдавать экзамены. И когда он представился, Чупалав и Итулав многозначительно улыбнулись.
      - Поскольку ты наш земляк, мы не станем тебя мучить , задавая трудные вопросы из ученых книг и по корану, мы тебе дадим одно задание, если же ты справится с ним, считай, что ты кади. Тебе надо найти бычка такого цвета, какого никто не видел, и привести его сюда.
      - Какой срок вы мне даете, чтобы найти такого бычка? - спросил Али.
      - Один месяц.
      - Месяц это много. Вы мне дайте одну неделю и еще один день, не входящий в дни недели, - сказал Али.
      - А где мы тебе найдем такой день, не входящий в дни недели?
      - А я где же найду бычка такого цвета, какого никогда никто не видел на свете? - спросил в ответ Али.
      Тут оба экзаменатора громко засмеялись.
      - Да, ты неплохо иронизируешь, проверим и твои знания в религии,- сказал Чупалав и задал ему вопрос по Корану. Али тут же произнес наизусть эту суру корана на арабском языке и сразу перевел значение этой суры на лакский язык.
      - Ты владеешь арабским языком? - удивились они.
      - Да,владею и арабским, и турецким.
      - Говорят, в Стамбуле шайтаны взбунтовались, били и убивали всех благородных мусульман, - спросил Итулав не столько Али, сколько обращаясь к Чапалаву.
      - Это неправда, там за справедливость воюет передовая молодежь, - сказал Али.
      - А знаешь ли ты, какое расстояние между правдой и неправдой? - спросил опять Итулав Али.
      Али же молча положил свою ладонь на шеку между глазом и ухом.
      - А что это значит?
      - Это значит, что то, что слышал этим ухом неправда, пока не увидишь этим глазом. Вот такое расстояние между правдой и неправдой. Я сам был в Стамбуле месяц тому назад и все то, что там происходило, увидел своими глазами, - ответил Али.
      -Да, огонь ты, огонь! -сказал Чупалав, качая головой. Они задали Али еще несколько вопросов и убедились, что перед ними человек, заслуживающий быть их учителем. Выписав диплом кадия, пожали ему руку и проводили с уважением.

      Али поехал к своим друзьям в Терско-Кубанскую область. Там, в селении Кандулани, открыл медресе и стал обучать детей; Работал он увлеченно и бескорыстно, за что заслужил любовь и уважение местных жителей. Совместно с преподавательской работой Али занимался сбором материала по истории Дагестана и в те же годы написал и издал свой первый исторический труд "Аль-Хикайа аль мадииа" /История прошлого/.

Содержание