Эпические и исторические песни

 

ПЕСHЯ О БАЛХАРСКОМ ДАВДИ

Пеpевод H Капиевой

    Дpузья, Давди Балхаpский
    Свеpшил одну ошибку!
    О ней pассказ печальный
    Вы пpиготовьтесь слушать.

    Служил Давид Балхаpский
    Судьей у Аглаp-хана,
    За свой великий pазум
    Был у него в почете.

    Годами был он молод,
    А телом всех стpойнее,
    А мудpыми pечами
    Добpо он делал людям.

    Hо как-то pаз, случайно,
    Пеpед его глазами
    Мелькнул цветок наpядный
    Из сада Аглаp-хана.

    И, слывший всех стpойнее,
    Качнулся тополь тpижды,
    Почуяв pедкий запах
    Из цветников запpетных.

    "Ах, сахаpное сеpдце,
    Фаpфоp пpозpачный тела,
    Хотел бы вас иметь я! "-
    Сказал Давди, вздыхая.

    Стех поp, хотя ночами
    Hе жгли светилен слуген,
    Свеpкал балкон узоpный
    В хоpомах Аглаp-хана.

    И с высоты балкона
    Сияющие очи
    Давди с ума сводили,
    Когда в суде сидел он.

    Но тайно наблюдали
    За ним нукеры всюду
    И поспешили хану
    Донос об этом сделать.

    Был Агалар-хан коварен,
    Он гнев свой скрыл искусно
    И хитрости готовя,
    Почет Давди утроил.

    "Тот день, как стал я ханом,
    Желаю я отметить,
    Чтоб верных слуг достойно
    Вознаградить "- сказал он

    И послан был в Балхары
    Гонец с письмом от хана:
    "Пускай в Кумух приедет
    Герой Давди на праздник…"

    Как стал я наряжаться
    Мать в черное оделась.
    Как стал я брать доспехи,
    Пришли, рыдая, сестры.

    "Останься!" - мать просила,
    Просили сестры плача.
    Но я не мог остаться,
    В Кумух стремилось сердце.

    Я сел на вороного,
    Как на перчатку сокол,
    И конь потоком черным
    Помчался по равнине.

    Ржал вороной, бывало,
    Я песни пел, бывало.
    За час мы проскакали
    Долину Унчукатля.

    В высокие ворота,
    Во двор просторный хана
    Я въехал, не слезая,
    На скакуне горячем.

    "Салам алейкум, хан мой!"
    -"Салам, Давди балхарский!
    Слезай-ка с вороного,
    Отдай коня нукерам.

    Слезай-ка с вороного,
    Войди почетным гостем
    И утоли с дороги
    Томительную жажду.

    За будущее выпей!" -
    С улыбкой хан воскликнул.
    "До дна" - Заза сказала,
    Тяжелый рог вручая.

    Тяжелый рог вручала
    Лишь милым сердцу.
    Ах, мне-то он был подан
    До края полный ядом!..

    Мое здоровье пили
    И мне кричали славу
    Все гости Аглар-хана
    На празднике веселом.




    Но жег огонь мне тело -
    Огонь любви и яда:
    Я был коварным ханом
    Из рук Зазы отравлен

    Когда мне хан воскликнул:
    "За будущее выпей!" -
    Зачем в ответ не снял я
    Тогда свою кремневку?

    Когда "До дна!" - сказала
    Заза, мне рог вручая,
    Зачем я вороного
    Не приготовил к сроку?

    Мне не идти в Кумух бы,
    Остаться бы в Балхарах,
    Не пить напитков ханских,
    А пить крутую брагу…

    Ах, вас молю, нукеры,
    Коня мне оседлайте!
    В очах как звезды, ясных,
    Не стало что-то свету.

    Ах подсадите, други,
    Меня на вороного,
    В могучем прежде теле
    Совсем не стало силы.

    Вот еду я обратно
    В родимые Балхары,
    От лютой боли плачу,
    Склонил лицо на гриву.

    Чтоб затекла ты кровью,
    Долина Унчукатля,
    Уж ты не степью ль стала,
    Конца тебе не видно!

    Всего лишь час, бывало
    Пути в село родное,
    Но что с конем сегодня
    Что так мы долго едем?

    Средь скакунов даргинских
    Ты слыл быстрей любого,
    Да будет слава дружбе,
    Коль засветло вернемся.

    Ведь на давно иссохших
    Полях унчукатлинцев
    За мной от капель пота
    Озера остаются.

    Глаза мои как звезды,
    Сверкавшие под бровью,
    На полпути погасли
    И вытекли на гриву.

    И на руках железных
    Слоновой кости пальцы,
    Слабея час от часу,
    Поводья уронили.

    Ах, надо мной парящий
    Золотокрылый сокол!
    Не в дальние ль Балхары
    Ты свой полет направил?

    Коль путь твой ненароком
    Лежит через Балхары,
    Так передай старейшим,
    Пусть мне носилки вышлют.

    Ах, по небу летящий
    Проворный ястребенок!
    Быть может ты заглянешь
    В родимые Балхары?

    Коль путь твой ненароком
    В моем родном селенье,
    Скажи там молодежи
    Пусть горницу готовят…

    Несли через селенья
    Дубовые носилки,
    И плач кружил повсюду,
    Как черные вороны.

    Я вас прошу, о братья,
    Носилки не качайте,
    Ведь сахарное сердце
    Обуглилось от яда.

    Тебя, о мать, молю я,
    Не поднимай ты бурки,
    Чтоб потемневший лик мой
    Сельчане не видали.

    Кричите громче, сестры,
    Став на краю обрыва,
    Что золотая ваза
    В осколки разлетелась…

    Проклятье шлите, люди,
    Вы в сторону Кумуха,
    Чтоб грудой камня стали
    Хоромы Аглар-хана!